23 февраля 2021 08:35
Интервью из прошлого. Сергей Балтача: "Лучших футболистов, чем наши, не встречал"

К 25-летию некогда популярной газеты КОМАНДА zbirna.com решила открыть рубрику «Интервью из прошлого», в которой найдет место наиболее резонансным и памятным публикациям разных лет.


Сегодня герой проекта — экс-защитник киевского Динамо и сборной СССР, заслуженный мастер спорта Сергей Балтача. Беседа состоялась осенью 1996 года.

— В Динамо я провел 12 лет и, боюсь, лучших дней в моей жизни уже не будет. Я достаточно долгое время жил, играл и работал за рубежом и могу вас заверить — лучших футболистов, чем наши, не встре­чал. У нас была настоящая школа футбо­ла, жизни, человеческих взаимоотноше­ний. Сегодня многое изменилось.


— Возвращение Валерия Лобановского наверняка сыграет свою положитель­ную роль.


— Надеюсь, приход Васильевича помо­жет расшевелить обстановку в футболе. Личность Лобановского важна в этом смысле не только как личность тренера, но и как организатора, педагога, квалифици­рованного специалиста. Конечно, сам он ничего не создаст — ему нужна помощь со всех сторон, он может дать шанс другим. Необходимо время — полгода, год, два. Сколько? Никто не знает. Уверен лишь в том, что Динамо рано или поздно будет на высоте.


— Как в пору наивысшего подъема команды молодости вашей?


— А почему бы и нет? Мы же смогли в 1986-м, а наши предшественники — в 1975-м.


— Помнится, лично для вас тот год был не только самым ярким, успешным, но и самым горьким. Если честно, мне, уви­девшему по телевидению вашу ногу во время замены в финале Кубка кубков между Динамо и Атлетико, показа­лось — Балтачу на поле мы больше не увидим.


— Наверное, со стороны это в самом де­ле было неприятное зрелище — мое разо­рванное ахиллово сухожилие. Но сам я ни в тот момент, ни много позже даже не по­нимал реально, что же все-таки случи­лось. Ну, порвал связки, что здесь особен­ного? Сошьют, вылечат. Да и о том, что по­рвал, узнал только в Киеве от доктора Левинца. А то все надеялся на лучшее. Нет, без операции не обошлось.


— Вернулись вы в состав ровно через полгода, в матче Кубка чемпионов с Селтиком, когда Динамо выигра­ло — 3:1.


— Хороший был матч. После него я по­звонил Виталию Левинцу и поблагодарил его и Ярослава Линько — они вместе де­лали операцию. А он в ответ сам эмоций сдержать не может. Мол, сам до сего­дняшнего дня не верил, что смогу я играть. Оказывается, что произошло? Сухожилия мои порвались не так, как им следовало, а непостижимо сложным образом. Сло­вом, лохмотья по краям. Сшить невозмож­но, обрезать — нога в голеностопе пере­стала бы сгибаться.


Гадали-рядили мои спасители, и отважились на эксперимент, поскольку выбора не было, вырезали из го­лени кусок мышцы, наживили ее и сшили. Но узнал я об этом лишь после матча с Селтиком. Хотя чувствовал — что-то не так с голенью, пустота какая-то.


— Это потом сказывалось при физи­ческих нагрузках?


— Да вроде нет, я ведь еще почти де­сять лет, до 36-ти играл. И где? В Брита­нии с ее традиционно высокими требова­ниями к функциональным кондициям и волевым качествам. В 1988 году стал вице-чемпионом Европы. Нет, сухожилия меня не беспокоили — над ним и поработали зо­лотые руки. А вот голень начала подво­дить — сила не та в ней осталась. Пришлось переучиваться, менять толчковую левую ногу на правую. В Англии ведь без хорошей игры в воздухе делать нечего. Ничего, справился, хотя время понадоби­лось.


— Собственно, а почему Англия?


— Так сложилось. Нравилась моя игра тренеру Ипсвича Джону Данкену. Как он потом признался, наблюдать за мной на­чал еще в 1982 году на чемпионате мира в Испании. Затем восхищался игрой совет­ской сборной на европейском первенстве 1988 года. После него сделал запрос в Спорткомитет СССР, оттуда пришел вызов в Динамо. Я против такого варианта не возражал, вместе с Михаилом Ошемковым отправился в Москву, где и были ула­жены все детали контракта.


— Помнится, через год вы с Ипсвичем побывали в Украине, проведя товарищеские матчи в Кривом Роге и Черновцах.


— Такой тренировочный двухнедельный сбор был предусмотрен условиями согла­шения. Ипсвич хоть и не принадлежит к элите английского футбола, тем не менее считается прочным середнячком. Конеч­но, случаются падения во второй дивизи­он, но бывают и взлеты. На рубеже 80-х командой руководил Бобби Робсон, став­ший впоследствии известнейшим трене­ром, в ее составе выступали такие звезды, как Миллз, Маринер, Брэзил, Тиссен, Мюрен, Уарк. С последним, после его возвра­щения из Ливерпуля, довелось поиграть и мне. Вообще в те годы Ипсвич был на коне, выиграл Кубок УЕФА в сезоне-81. Мне повезло несколько меньше, хотя на партнеров, команду в целом грех жаловаться — отличные ребята. Со многими поддерживаю отношения, а с Редфордом по-настоящему дружу.


— Не было ли робости перед англича­нами? Все же — родители современного футбола.


— Робости — нет. А вот повышенное чув­ство ответственности возникло. Я и так до­статочно ответственный человек, но здесь вдруг уже в первый день пребывания по­чувствовал себя под таким пристальным вниманием, что невольно вынужден был контролировать каждый свой шаг. Ведь что получилось? После потепления между Востоком и Западом я был первым совет­ским футболистом, которого нанял про­фессиональный английский клуб. Я, летев­ший из Москвы одним рейсом с прослав­ленными советскими фигуристами, торо­пящимися на европейское первенство в Бирмингеме, думал, что в аэропорту тол­па репортеров и болельщиков встречает их. Наивный, хотел прошмыгнуть незаме­ченным десятками пар любопытствующих глаз.


Не тут-то было, в Англии с этим де­лом полный порядок. Неловкое движение, неточное слово — все многократно выпя­чивается и становится предметом обсуж­дения. Тем более, с моей стороны — пред­ставителя страны, бывшей пугалом не только Великобритании. Такое повышен­ное внимание, напряженность отношений длилось месяца два. Потом я несколько пообвык, оклемался, да и репортеры по­няли — нормальный я человек, никакой не шпион, а просто футболист.


— С футболом-то хоть осложнений не было?


— В общем нет, хотя и в отношении к нему разница ощущается. У игроков другая психология, стремление к игре, — здесь не жалеют ни себя, ни соперников. Здесь другой тренировочный процесс, другая игра — мяч только вперед, биться нужно все 90 минут. Другое восприятие зрителей.


— Англичане по-прежнему считают свой футбол лучшим в мире?


— Отнюдь. В последние годы ни клубы, ни сборная серьезных достижений не име­ют. Длительное отлучение от еврокубков, застарелые тактические построения затормозили развитие английского футбола. Правда, сейчас предпринимаются реши­тельные шаги к тому, чтобы исправить си­туацию. Вливаются огромные деньги, за­купаются игроки из континента, приглашаются зарубежные специалисты. Однако так быстро ситуацию не исправить.


Вы посмотрите, лучший клуб последних сезо­нов — Манчестер Юнайтед на междуна­родной арене смотрится не слишком убе­дительно. Пожалуй, лишь Ливерпуль действительно пытается играть в совре­менный футбол, остальные пока лишь де­лают выбор. Хотя, не сомневаюсь, через год-другой положение может кардинально измениться. Главное, на всех уровнях про­явлено желание улучшить его.


— Чего не скажешь о шотландских клубах.


— Действительно, здесь все вертится вокруг Рейнджерса и Селтика. Финансовая база позволяет им подписывать миллионные контракты с игроками, ком­плектовать неплохие команды. Но они хо­роши лишь на внутреннем уровне. Абсо­лютный чемпион десятилетия — Рейн­джерс на европейской арене ничем, кро­ме громких провалов, не запомнился. Что говорить о других клубах, в которых неред­ко играют полулюбители, клубах, которые не имеют своих детских школ. В то же вре­мя шотландский футбол достаточно авто­ритетен. Наверное, потому, что в целом уровень жизни там высокий. Хотя, под­черкну, наш футбольный генофонд пред­почтительнее, способности наших одарен­ных ребят выше. Значит, надо создавать соответствующие условия для их роста.


— В свое время ваше поколение это блестяще доказало.


— У нас тогда был не только другой уро­вень восприятия, но и уровень чемпионата. Каждую неделю приходилось доказывать право быть лучшим, каждый матч носил кубковый подтекст. Вот и на Европу мы вы­ходили закаленными, никого не боялись. Теперь же динамовцам за сезон выпадает сыграть пару игр через не могу. В силах ли они из этого состояния прыгнуть на две го­ловы выше и оказывать достойное сопро­тивление клубам европейского уровня? От­вет мы все получили нынешней осенью. Хо­тя здоровое начало в нашем футболе есть. Просто так португальцев не обыгрывают. Развивать его надо, совершенствовать.


Юрий Карман, 02.11.1996