25 сентября 2020 22:51
Интервью из прошлого. Андрей Баль: "Занозой в сердце - поражение от "Порту"

К 25-летию некогда популярной газеты КОМАНДА zbirna.com решила открыть рубрику «Интервью из прошлого», в которой найдем место наиболее резонансным и памятным публикациям разных лет.


Сегодня герой проекта — легендарный полузащитник Динамо и сборной СССР, четырехкратный чемпион Союза, чемпион мира среди юниоров, двукратный чемпион Европы на уровне молодежных сборных Андрей Баль. В 2003 году Андрей Михайлович работал тренером полтавской Ворсклы.

«Мое дело — футбол»

— Футбол в вашей жизни — это…

— Работа, часть моей жизни. В футболе я уже достаточно дав­но, вначале в качестве игрока, теперь — тренера. И, скажу чест­но, хочу, чтобы моя жизнь в фут­боле продолжалась как можно дольше.

— Футболистов много, но не все из них по окончании карь­еры хотят сесть на тренерский «электрический стул».

— Это верно. Можно пойти и в бизнес, но для начала его нужно как минимум хорошо знать. Такие вопросы каждый для себя реша­ет сам. Мое дело — это футбол.

— И все же, простите за ба­нальность, если бы в вашей жизни не было футбола, чем бы вы занимались?

— Откровенно говоря, не знаю. Мне повезло, что я с юных лет стал заниматься любимым делом и всегда старался делать его хорошо. Я вообще считаю, что каждый человек в идеале должен любить и хорошо знать свою ра­боту. По-моему, лучше быть узким специалистом, но свое на­правление изучить досконально.

— Вы много лет играли в фут­бол на высоком уровне, а сего­дня работаете в клубе высшей лиги в качестве главного трене­ра. Что же, на ваш взгляд, слож­нее — играть или тренировать?

— Я не скажу вам чего-то но­вого: обе эти профессии доволь­но сложные. Непросто, когда на тебе лежит ответственность за коллектив. Ведь команда — это единая цепочка, и если в ней ра­зорвется хотя бы одно звено, вся работа может пойти насмарку. Все члены этого коллектива дол­жны, в первую очередь, прони­каться общекомандными задача­ми, чем-то жертвовать ради дос­тижения поставленной цели. Это спорт, и, будучи игроком, я воплощал в жизнь тренерские задумки, а теперь мои мысли и идеи пытаются претворить в жизнь молодые футболисты.

«Я попал в хорошие руки»

— Кто из окружавших вас лю­дей внес наибольший вклад в формирование вашей лично­сти? Кто оставил по-настоящему глубокий след в вашем созна­нии?

— Во-первых, это мои родители. Ну и, конечно, тренеры — Олесь Михайлович и Федор Бушанский (мои первые наставники), а также впервые доверивший мне место в основном составе львовских Карпат Эрнест Юст и Валерий Лобановский, с которым посчаст­ливилось работать много лет. Мне повезло — я попал в хорошие ру­ки, было прекрасное окружение, которое также участвовало в фор­мировании характера.

— Андреи Михайлович, вы са­ми довольны собственной карь­ерой игрока, или остались ка­кие-то несбывшиеся мечты?

— Естественно, любой футбо­лист всегда стремится к победам, но в спорте бывают и огорчения, и боль поражений. Мне грешно жаловаться — я играл в классных командах и выиграл немало титу­лов. Что не сложилось? Мы не выиграли мировой футбольный чемпионат, хотя, я считаю, что и в 1982 году, и четыре года спустя потенциально у нас была очень сильная сборная. Занозой в серд­це сидит и поражение от Порту в полуфинале Кубка чемпионов-86/87, а ведь мы были очень близ­ки к триумфу. Тем не менее, не могу сказать, что карьера игрока не удалась — хорошего было больше, да и травмы серьезные, к счастью, обошли стороной.

«На первый автомобиль одалживал у Левы Броварского»

— У вас имеется хобби, какое-то необычное увлечение?

— Ничего необычного. Люблю музыку, хорошее кино, книги, приятные компании.

— Андрей Михайлович, а чем кумиры миллионов болельщи­ков — знаменитые футболисты — занимались в свободное от игр и тренировок время?

— Мы довольно много времени проводили в пути, в самолетах, автобусах. Поэтому многие ребя­та брали с собой в дорогу книги — это считалось само собой разуме­ющимся. Свободное время на ба­зе коротали за карточными играми — это, в принципе, не запре­щалось.

— Играли, небось, на деньги?

— Чего кривить душой, конеч­но, на деньги. Правда, суммы тогда ходили совершенно не та­кие, как сейчас, гораздо мень­шие. Ну и в день матча, разумеется, карты были вне закона. Во времена Лобановского практи­ковались общекомандные посе­щения концертов, театров. Вале­рий Васильевич был лично зна­ком со многими известными ре­жиссерами.

— Вы интересуетесь полити­кой?

— Немного. У меня есть приятели, которые этим делом серьезно занимаются, у меня же такой тяги нет. Конечно, я стараюсь быть в курсе событий, поддержать разго­вор могу, но публично высказы­вать свое мнение по таким вопро­сам не буду — это не мое.

— О вас говорят, как о душе компании, главном шутнике и человеке с изрядным чувством юмора.

— Это не я так говорю, а дру­гие, верно? Значит, так оно и есть, пошутить я люблю.

— А любимый анекдот у вас имеется?

— Дело в том, что анекдоты нужно рассказывать к месту, в зависимости от ситуации, что на­зывается в тему. Тогда он вспо­минается другими людьми и вос­принимается нормально.

— Вы помните свой первый автомобиль?

— Это была шестая модель Жигулей, еще во Львове. Денег у меня на машину тогда не было, я одалживал их у Левы Броварского. Позже я несколько раз менял авто, потому что считаю, машина должна работать, как часы.

— Считаете себя серьезным автолюбителем?

— Нет, в этом деле я дилетант. Могу масло проверить или свечи поменять, не более. Зато в фут­боле все разбираются, так ведь?

— Ворскла — первая коман­да, которую вы возглавили, вер­нувшись в Украину. Какие сло­жились взаимоотношении с кол­легами по тренерскому цеху?

— Каждый тренер, где бы он ни работал, ставит перед собой опре­деленные цели. Конечно, многое зависит от того, какого уровня ис­полнители решают на поле по­ставленные задачи, от их подго­товки, и, конечно, немаловажна финансовая стабильность. Что ка­сается моих коллег — многих из них я хорошо знаю, с некоторыми даже приятельствуем, мое отно­шение к большинству из них нор­мальное. Каждый делает свое де­ло, но я никому из них не завидую.

— Так получается, что в Пол­таве почти каждые полсезона вам приходится делать новую команду В таких условиях вряд ли можно ожидать быстрого результата, но все же — какое вре­мя необходимо, на ваш взгляд, для постановки командной иг­ры, для того чтобы создать по-настоящему боеспособный иг­ровой ансамбль?

— Я думаю, для начала нужно иметь «каркас», базу, на которой будет создаваться коллектив. На определенных, ключевых позици­ях должны играть лидеры, а за­тем, методом точечной селекции в идеале закрываются слабые звенья. Безусловно, для стаби­лизации игры команды нужно время. Минимум, я думаю, два го­да. Только после этого, при нали­чии 18—20-ти квалифицированных исполнителей и здоровой конкуренции, можно рассчитывать на результат.

Станислав Майзус, 15.02.2003