29 апреля 2020 15:33
Невыдуманные истории. Почему "Днепру" запретили селиться в гостинице "Москва"

Вячеслав Кульчицкий


Один из интереснейших случаев произошел в сезоне-1988, который стал для днепрян "золотым". Если попытаться пересказать все его интерпретации, услышанные корреспондентом UA-Футбол от большинства игроков чемпионского состава, то можно издать книгу.


Защищавший в то время цвета "Днепра" нападающий Игорь Шквырин оказался главной фигурой в веселой истории, которая имела место незадолго до финиша того сезона. Работающий ныне в роли тренера-селекционера в тренерском штабе Мирджалола Касымова в узбекском клубе АГМК (Алмалык) вспомнил о ней в канун своего 57-го Дня рождения, который отмечает сегодня, 29 апреля.


- За четыре тура до конца чемпионата мы играли в Ленинграде с "Зенитом", - вспоминает он. - Одержав победу 1:0 и по потерянным очкам опережая соперника на четыре пункта, сделали еще один шаг к заветной цели - золотым медалям. Этот матч был сыгран 31 октября, а очередной поединок ожидал нас 5 ноября - в Москве с "Локомотивом". Оставшись на сутки в ленинградской гостинице, мы с ребятами отметили победу и вечером следующего дня ночной "Красной стрелой" уехали в Москву. Прибыв в столицу, продолжили "гусарить" в гостинице "Москва" - благо до игры с железнодорожниками было еще три дня. Вот мы и совмещали тренировки с гостиничным отдыхом. В компании с Шохом, Шаховым, Сорокалетом и Тищенко продолжали весело проводить время, заказывая в номер шампанское и красную икру.


Наша пятерка только и успевали делать заказы, а тележка со спиртным и закуской из гостиничного ресторана то и дело ездила туда-сюда. В один из дней, желая внести разнообразие в наше времяпрепровождение помимо тренировок, я оказался в огромном холле гостиницы. Недалеко от сидевшей в нем бабушки-дежурной заметил бронзовую скульптуру лыжника-олимпийца, застывшего в наклоненной перед прыжком с трамплина позе.


Продолжавшееся несколько дней веселье наложило отпечаток на моем настроении, вот и решил прихватить этого лыжника в качестве сюрприза для нашего Вадика Тищенко, ставшего всего месяц назад олимпийским чемпионом в Сеуле. Незаметно взяв тяжеленное изваяние одной рукой, я затащил его в наш номер. Водрузив статую на видное место под всеобщее одобрение, мы продолжили "гусарить". Наш главный тренер Евгений Кучеревский проверки не устраивал. Мужик он классный, и хорошо понимал, что как бы мы ни посидели, на следующий день выйдем на футбольное поле и выложимся в игре "по полной"!


Работники гостиницы по поводу пропажи статуи вскоре хватились. На следующее утро в номер, где мы устраивали посиделки нашей компанией, постучались. Открываем дверь - а на пороге бабушка-дежурная и два "человека в штатском" (работники КГБ - Прим. В.К.): "Лыжник у вас?".


После того, как пропажа была обнаружена, пришлось тащить скульптуру обратно. За это взялись мы с Женей Шаховым, который, как мне показалось, после веселья стал даже меньше, чем лыжник. Что интересно: мне и Шахову нести статую обратно вдвоем было куда тяжелее, чем мне одному наверх накануне. Кстати, когда мы с "людьми в штатском" спускались в лифте, внизу стояли Евгений Кучеревский со своим помощником Леонидом Колтуном. Увидев нас, они спросили: "Все нормально?" - "Да, - отвечаем, шагая позади кагэбэшников. - Нормально".


А затем нам был устроен допрос. "Людей в штатском" интересовало, кто именно это сделал и с какой целью. Видимо, не окажись эта статуя из бронзы и не будь она тщательно прикреплена, столь серьезных подозрений по поводу цели ее похищения не возникло бы. А так вопросов хватало, и немало. В частности, как можно было столь тщательно установленное массивное изваяние открутить или оторвать от постамента?


Чтобы как-то выкрутиться из этой непростой ситуации, нам пришлось придумать одну версию. На мысль о ней натолкнул один грузин, с которым мы познакомились в холле гостиницы "Москва". Не будь его - и эта версия в наших головах просто так точно не сработала бы. Новый знакомый с Кавказа, имя которого я не запомнил, даже побывал у нас в номере, рассказав во время общения, что является болельщиком "Гурии" (Ланчхути) и… "Днепра". Так вот, во время допроса мы упорно твердили, что лыжника нам принес неизвестный нам грузин. В подарок. Ну и добавили то, что он с самого детства "болеет" за "Днепр" и решил таким вот необычным образом нас уважить. В общем, как нас ни пытали, мы твердо стояли на своем: мол, грузин - и все! Кагэбэшники заставляли подписать заявление. Жека подписал, а я не стал.


Пока мы были на допросе, слухи о нашем приключении дошли до Мефодьевича и Яковлевича (Кучеревского и Колтуна - Прим. В.К). Они пришли к нам и как начали отчитывать! Но мы и им не сознались, применив все ту же проверенную версию о "подарке" некоего грузина.


Та история с лыжником имела продолжение, и не одно. После этого скандала 4 ноября нас с Шаховым мудрый Кучеревский отправил играть против "Локомотива" за дубль. В отличие от поединка главных команд, соперничавших на следующий день в манеже ЛФК ЦСКА, этот матч проходил на открытом воздухе, в 10-градусный мороз на заснеженном поле. Мы с Жекой отыграли, после чего меня и восстанавливавшегося после травмы Вадика Тищенко отправили поездом в Днепропетровск. Шахова же оставили на завтрашнюю игру против железнодорожников, так как на тот момент он конкурировал с московским динамовцем Александром Бородюком за звание лучшего бомбардира чемпионата (в итоге Евгений Шахов им и стал, забив 16 мячей - Прим. В.К).


в Днепропетровск, мы сидели дома у Тищенко и смотрели матч «Локомотив» - «Днепр» по телевизору. А чтобы не было скучно, взяли десять бутылок шампанского - ну, чтобы два раза не бегать. Правда, в перерыве все же пришлось побежать и еще пять взять. Так под искристый напиток футбол и смотрели. Никто не верит, однако мы с Вадиком вдвоем 15 бутылок шампанского за два часа употребили! Я понимаю, что для нынешнего поколения это невозможно. Оно ведь совсем другое. А раньше ведь как было: могли и выпить, и здорово сыграть.


А что касается дальнейших визитов «Днепра» в Москву, то с тех пор путь в одноименную гостиницу ему был заказан. Больше нас в нее никогда не селили. В связи с этим вспоминается ситуация с нашим следующим приездом в российскую столицу. Когда став чемпионами, мы в конце года поехали в зарубежную поездку в Марокко, то возвращались домой через Москву. В этот раз остановились в гостинице в районе Измайлово. Там Кучеревский зашел к нам в номер и по-дружески говорит: «Ладно, все уже в прошлом. Но все-таки расскажите, как и кто лыжника спер?». А Сорокалет и отвечает: «Вот честно, как на духу, расскажу вам - как отцу родному!». Кучеревский оживился: «Ну и кто же?». А тот: «Грузин!».


И все же слухи о том, что лыжника с постамента умыкнул я, до Мефодьевича дошли. Но он так и не поверил: «Нет, он не мог такого сделать». Мол, приличный парень вроде бы.


Что касается того самого матча с «Локомотивом», накануне которого мы уехали из Москвы, то и в нем удалось одержать победу - 1:0. А спустя неделю мы победили в Днепропетровске вильнюсский «Жальгирис» - 3:1, и за тур до финиша чемпионата стали обладателями золотых медалей.


Команда «Днепр» в то время в чем-то напоминала киевское «Динамо», о наличии группировок в котором много писалось. Нельзя сказать, что мы все между собой были друзьями, но когда это касалось общего дела, было единение. Никаких обид друг на друга у нас тогда не было - мы выходили на поле и успешно решали текущие турнирные вопросы. Что и говорить, хорошие были времена…