29 марта 2007 06:59
Александр ДАМИН: "В футбол въехал на лыжах"

Александр Дамин - игрок легендарного состава «Динамо» 1975 года, называемого теперь не иначе как «золотым». Мы встретились у входа в динамовский клубный музей. Он докурил сигарету и выбросил окурок. Отсюда и первый вопрос:

- При Лобановском тоже покуривали?


- Куда там! Стоило Валерию Васильевичу услышать от кого-то запах табака, он такую тренировку задавал, что после нее не хотелось не только курить, но вообще ничего… Нагрузки были сумасшедшие.

- По данным справочников и футбольных энциклопедий вы родились в городе Комсомольск, Сталинской (Донецкой) области.


- Вот и неправильно. Город действительно Комсомольск, но на Амуре! Мама вышла замуж и уехала туда к мужу, но семейная жизнь не заладилась, и она со мной вернулась в Киев в 1954 году. А в отношении ошибки с местом рождения, то кто-то один раз напутал, и все стали это повторять.

- Как вы начали играть в футбол?


- Мы жили в Пуще-Водице, на 4-й линии. Как только светало, мы с друзьями брали мяч и гоняли до темноты. Места было много, и мы сами обустроили себе стадиончик. В знаменитых лесах Пущи мы зимой много катались на лыжах. Там меня и заметила динамовский тренер Елена Крутилова. Мне выдали и лыжи, и полную лыжную экипировку. Так я стал динамовцем, но лыжником. Но пришла весна, и футбол взял свое. Играть в организованный футбол я начал в футбольной школе «Динамо», в группе 52-го года рождения у тренеров Виталия Голубева и Александра Леонидова. Должен признаться, что некоторое время я занимался в футбольной группе на «Темпе» у Спирина, поскольку большинство пущанских ребят тренировалось именно там. Но, увидев меня, Голубев и Леонидов быстро решили вопрос с моим переводом в «Динамо». Насколько серьезно это было, я понял быстро. Стоило мне пропустить тренировку, как тут же дома появлялся кто-то из тренеров и выяснял, что случилось. Один раз я пропустил футбольную тренировку из-за тренировки лыжной, поскольку из Пущи до «Динамо» надо было добираться полтора часа с двумя пересадками в один конец. Тогда между тренерами и моим дедом состоялась долгая беседа. Победил футбол, в который я, образно говоря, въехал на лыжах. Уже после меня в группе появились Олег Блохин, Виктор Кондратов, Валерий Зуев. Так, начиная с 1963 года, пройдя все ступени футбольного обучения, мы вчетвером и попали в состав основной команды. За это время мы командой не проигрывали ни одного соревнования. Говорят, что в истории футбольной школы ни до нас, ни после нас такого не было. Учился я в 104-й школе, которая располагалась на 7-й линии. Потом мы переехали на Нивки, где жил отчим, там же я закончил школу. Вскоре отчим умер, и мать вернулась в родной дом в Пуще-Водице. Сам же я жил сначала на Печерске, где при Севидове мне дали двухкомнатную квартиру. Женился в 1975-м, у меня родились дочка и сын. Со временем я оставил квартиру детям и вернулся в родную Пущу-Водицу, в дом, которому больше ста лет, и сейчас там живу с матерью. Там и сестра живет с семьей.

- Ваш сын пошел по стопам отца и играет в футбол. Каковы его успехи?


- Он, как и я, играет на позиции полузащитника, иногда - защитника. Выступал за киевскую «Оболонь», затем играл в Молдавии, вернулся в Украину. Ныне через своего агента пытается трудоустроиться за границей.

- Вернемся к вашему футбольному становлению. Что вы можете сказать о тренерах, которые вывели вас «в люди»?

- Первыми хочу назвать Леонидова и Голубева. Оба тренера причастны к моему становлению в равной мере. Леонидов был больше, как бы, теоретиком, а Голубев - практиком. Он и показать мог любой технический прием, а об акробатических трюках молодого Голубева ходили легенды. Он научил меня удару через себя. У нас на «Динамо» был небольшой гимнастический зал, и там мы отрабатывали технические приемы. Подстилали маты и часами тренировались. На практике применять такой удар почти не приходилось, а при Лобановском в защите он вообще был запрещен, как рискованный. Однажды я мог просто выбить мяч головой где-то в районе линии штрафной площадки, но ударил через себя в район центрального круга. В перерыве Лобановский подошел ко мне и сказал: «Такие приемы в защите исключить. Надежность - превыше всего!».

- Когда вас перевели из футбольной школы в состав команды?

- Это произошло при Викторе Александровиче Маслове. Нас взяли на сборы с основным составом в Гагры. Я закрепился в дублирующем составе, где провел 1970 и 1971 годы и дебютировал в основном составе 1 июня 1970 года в Ворошиловграде в кубковой игре против местной «Зари». Мне было тогда 17 лет, и после победы в первой игре 1/8 финала (3:0) в ответном матче вышел практически дублирующий состав. Против нас играли бывшие и будущие динамовцы Йожеф Сабо, Михаил Фоменко, Сергей Шкляр, Вячеслав Семенов. Мы уступили 0:1, но прошли дальше. Меня в конце игры заменил Олег Блохин. Затем, когда я уже стал игроком основного состава, были два серебряных для «Динамо» и меня года, когда мы немного уступали ворошиловградской «Заре» и ереванскому «Арарату». До сих пор, как в кошмарном сне, вижу окончание финала 1973 года. Так хочется забыть, но разве можно? Замены в конце основного времени, конечно же, были ошибкой. В начале сезона 1974 года, во второй игре против донецкого «Шахтера» я получил тяжелую травму мениска и выбыл практически на целый сезон, сыграв, восстанавливаясь, несколько игр за дубль в самом конце сезона. Для футбола этот год был мною потерян.

- А затем был 1975-й год…


- Да, это был славный год. Очередное чемпионство «Динамо», выигрыш Кубка кубков, Суперкубка Европы, ряда международных турниров. У нас многое получалось в тот год. Разговоры о том, что немцы из «Баварии» не настроились на борьбу, или что-то там еще - ерунда. Настоящие профессионалы, половина команды - чемпионы мира 1974 года, что еще сказать…

- Почему во второй половине 1976 года вы нигде не играли?


- Травма 1974 года не прошла даром. Хоть я и выступал за команду и в 1975 году, и в весеннем чемпионате 1976-го, в полной мере игроком основного состава я себя не чувствовал. А хотелось играть все время. Лобановский это понимал. Поэтому и отпустил летом 1976 года. Уже на следующий день последовал звонок из Ленинграда, от Германа Зонина, главного тренера «Зенита», и я оказался в Ленинграде, но по формальным причинам в том году сыграть за «Зенит» не смог.

- Как вам жилось и игралось в Ленинграде?


- В Ленинграде я провел два отличных сезона, все время играл, мною были довольны. Но в 1979 году команду принял Юрий Морозов, у которого был курс на резкое омоложение состава за счет местных футболистов. Мы нормально попрощались. Меня пригласили в одесский «Черноморец», который тренировал Анатолий Зубрицкий. В Одессе я провел сезон 1979 года, но не скажу, что был доволен и своей игрой, и взаимоотношениями с Зубрицким. В 1980-м я на очень хороших условиях отыграл сезон в никопольском «Колосе» у тренеров Емца и Жиздика, и с ними же следующие два сезона в днепропетровском «Днепре». Автомобильная авария в конце 1982 года положила конец моей карьере в большом футболе, хотя я отделался легким испугом. В следующем сезоне, уже без меня, «Днепр» стал чемпионом. Сейчас я понимаю, что лет пять я не доиграл.

- От футбола вы далеко не отошли.


- Вся моя последующая жизнь также связана с футболом. Работал и работаю тренером, играю за ветеранов и надеюсь, что так будет всегда…

Валерий Старков, журнал «Динамо Киев» (февраль 2007)