Автор: Барвинок
Зарегистрирован: 03.12.2008
Последний визит: 29.06.2019
Люблю футбол.
8 ноября 2015 13:30
С днем рождения, Владимир Григорьевич!

Конечно, это очень субъективно, но для меня – Веремеев самый любимый футболист из всех, кого я видел на поле. Он не обладал выдающимися физическими данными. Его болельщики даже иногда называли балериной – уж очень изящен был на поле и прежде всего в работе с мячом.

Начинал в конце 60-х как нападающий, потом перешел в полузащиту. В этой четверке великих – вместе с Колотовым, Мунтяном и молодым Буряком – он занимал особое место. Прелесть, впрочем, заключалась в том, что особое место было у каждого из них: футболисты не повторяли, а удивительно дополняли друг друга. Веремеев был гений последнего паса, часто с подкруткой. Пожалуй, самый красивый гол, который я видел, забил головой Колотов в матче за сборную, в бреющем пролетев несколько метров после того, как мяч, посланный издалека Веремеевым издевательски обогнул вытянутые ноги нескольких защитников. Этот пас он выдал правой, при том, что сам, видимо, левша: по крайней мере угловые подавал справа левой ногой. Словом, обе ноги у него не только, чтобы ходить...

Каждый раз, когда мяч получал Веремеев, возникало сладкое чувство непредсказуемости: что он выдумает, вытворит в этот раз? Он любил и умел, как Кройф, оставить в дураках идущих на него соперников. Он умел просчитывать развитие комбинации на несколько ходов вперед. Словом, на поле был интеллектуалом.

При всем этом Веремеев никогда не кичился техническим совершенством (как это часто бывает в футболе) и отрабатывал на поле по полной программе. Никогда не забуду, как в одном из матчей Лобановский поставил его левым защитником (!) – и Веремеев отыграл надежно.

Он закончил выступать в 1983 году, когда Лобановский ушел в сборную, а на его место пришел Морозов, который, видимо, решил омолаживать состав. Веремеев тогда прошел сборы, хорошо сыграл в нескольких тренировочных матчах, но вдруг закончил выступления. Я тогда учился в университете и как-то организовал с помощью В. Мирского встречу ветеранов "Динамо" со студентами. Пришел и Веремеев. Он был очень скромен, предпочитал говорить о партнерах, не о себе. А когда я отправил записку с вопросом, почему так внезапно закончил играть, он ответил: "Каждому футболисту приходит пора уходить. Вот и мне пора... Да, пришла пора". А потом с горечью после немалой паузы: "А, может быть, и нет..."

После этого Владимир Григорьевич какое-то время искал себя. В частности, попробовал себя в качестве телевизионного комментатора. Он провел очень немного репортажей, но они врезались в память. Тогдашние комментаторы были очень хороши по части владения языком (в том числе умением строить фразу, интонацией, тембром), но очень слабы аналитически: их комментарий сводился преимущественно к констатации очевидного и эмоциям. Веремеев немного тушевался, тщательно подбирал слова, но он раскрывал каждый эпизод изнутри с учетом индивидуальных особенностей футболистов, их формы, возможных тренерских тактик. То, что впоследствии делали А. Дмитриева в теннисных репортажах, В. Гомельский - в баскетбольных и В. Гендлин - в боксерских. То, чего не было и нет в наших футбольных. К слову, наши футбольные комментаторы очень неплохо подкованы информационно, менее интересны аналитически и совершенно беспомощны в языковом отношении: я даже не говорю про лексический запас, умение строить фразу, интонацию - достаточно бесконечных ошибок в ударениях. Думаю, если бы Веремеев немного еще поработал у микрофона, получился бы первоклассный комментатор. Но - не случилось. Лобановский вскоре вернулся в Киев, и Веремеев стал его помощником.

С тех пор Владимир Григорьевич преимущественно в тени. Трудно сказать, в какой мере используются его аналитические способности. А. Михайличенко очень уважительно о нем отзывается, взял в свою команду.

А я думаю: какие только люди уже не использовались в качестве аналитиков на телевидении! А заданному Веремеевым уровню соответствует, кажется, только Головко.

Как бы то ни было - Веремеев в любимой команде. С днем рождения замечательного футболиста!