1 июня 2020 19:31
Иван Балан - о проделках Лемешко, мести за дрова и импульсивности Шуховцева

В жизни каждого человека бывает масса всевозможных веселых и курьезных ситуаций, о которых приходится вспорминать с улыбкой. Когда же речь идет о работе в многолюдном коллективе, то количество таких историй может зашкаливать. В этом легко убедиться на примере видавшего виды Ивана Балана, львиную долю своей жизни посвятившего служению футболу.


ЦЕЛИТЕЛЬНЫЙ ПЬЕДЕСТАЛ

- О знаменитых фразах, шутках и проделках из тренерской карьеры Евгения Лемешко уже давно ходят легенды, - с улыбкой вспоминает Иван Балан. - Помню, как однажды перед очередным календарным матчем "Судостроителя" футболистов традиционно "закрыли" на базе за два дня. А утром в день игры справившийся о самочувствии каждого из членов команды доктор перед зарядкой доложил Филиппычу, что у Володи Булгакова нога болит, у Миши Сарабина расстройство желудка, у Романа Давыда и еще у кого-то другие проблемы. "Все они сегодня не смогут играть", - уточнил он.

После этого Лемешко насупился и направился к расположенной во дворе базы цветочной клумбе, в середимне которой стоял пьедестал, где росли цветочки. Недолго думая, он залез на этот пьедестал, выпрямился во весь рост и как заорет во все горло: "В крематорий нах..н! Всех - в крематорий! Вон со двора!". И все побежали на зарядку. Вернувшись с зарядки, доктор зашел в кабинет Лемешко и доложил: "Больных нет. Все здоровы и готовы играть!".

С ПОЛЯ ПАХОТНОГО - НА ПОЛЕ ФУТБОЛЬНОЕ

- Расскажу вам, как я по версии Евгения Лемешко попал в футбол. Хотя мне посчастливилось оказаться в этом виде спорта в 21 год с заводской команды, у работавшего в "Судостроителе" в первой половине 70-х известного тренера была своя история. Как-то мы с николаевсекой командой поехали на тренировочные сборы в санаторий "Пограничник Севера", что в районе Ялты. Тренировки проводили на поле, а бегали по ставшей впоследствии легендарной Царской тропе. Там же была площадка для большого тенниса, на которую меня, как вратаря, пригласил позаниматься Лемешко. Он, как бывший голкипер, любил возиться с молодыми представителями этого амплуа, вот и в этот раз шутливо сказал мне: "Пусть остальные ребята бегут кросс, а я тебя "поуродую".

За этим занятием наблюдал приглашенный на сбор в качестве почетного гостя старый друг и бывший одноклубник Евгения Лемешко по киевскому "Динамо" - известный в прошлом вратарь Олег Макаров. Евгений Филиппович бил мне по "воротам", а я падал и ловил мяч под его разные прибаутки. Стоявший же чуть выше площадки Олег Александрович спрашивает Лемешко: "А откуда у тебя этот парнишка?". На что тот ему отвечает: "Ты представляешь, три дня назад ехали на сборы, а я смотрю: какой-то чудак плуг по полю тянет. Я говорю водителю нашего автобуса: "Ну-ка, останови!". Тот остановил, я пошел на поле. Смотрю: а этот плуг пацан тянет. Ну, думаю, вот это здоровый парнишка - возьму-ка я его с собой на сборы! Взял - и теперь вот тренирую". Не помню уже, поверил ли в это Макаров, но я, молодой парень, в тот момент на комментарий Лемешко никак не реагировал и даже не отнекаивался. Уже сам факт, что я тренируюсь с "Судостроителем" был для меня куда важнее, чем шутки Филиппыча.

РАССВИРЕПЕВШИЙ ЗАЯЦ

- На заре моей футбольной карьеры, когда я после окончания училища закончил играть за "Трудовые резервы", меня взяли в команду завода имени 61 коммунара. Я тогда играл и в воротах, и в поле. Так вот, встречались мы то ли с "Водником", то ли с командой радиолампового завода (уже точно не помню). Как раз тогда у нас был вратарь Саша Заяц, который также трудился на заводе. В те старые добрые времена не у всех были такие условия проживания, как сейчас. Для отопления жилища многим нужно было выписать уголь и дрова, и Заяц был среди них. Он очень долго ходил по цеху завода, то и дело пытаясь выпросить у начальства нужные материалы. Но шел месяц за месяцев, а ничего в этом вопросе не двигалось. Из-за каких-то проволочек дело подходило к осени, а Саша все никак не мог сделать заготовки для отопления. А тут как раз через неделю нашей команде предстояла очередная игра, перед которой он подошел к старшему тренеру Павлу Худояшу - уважаемому человеку, вместе с еще одним коллегой Анатолием Кочергой входившему в штаб заводского спортклуба. Заяц обратился к ним: "Помогите запастись углем и дровами, так как я уже три месяца хожу с этой просьбой, но ничего не могу сделать!". Они ответили ему: хорошо, мол, поспособствуем. Однако время шло, а у Заяца - ни дров, ни угля. И вот подошел день матча. Мы вышли на поле, начали игру. Вскоре в одном из эпизодов наш Саша поймал мяч и, развернувшись "бухнул" в свои ворота. "Это вам за дрова!" - сердито заорал он на весь стадион. После некоторой паузы, вызванной легким шоком у присутствовавших, наша команда развела мяч с центра поля и игра продолжилась. Спустя какое-то время Заяц вновь оказался с мячом и к-а-а-а-к двинет в свои ворота! 0:2. "А это вам за уголь!" - крикнул он. После чего развернулся и ушел.

ЧТО ЗАРАБОТАЛ ЛЕМЕШКО В ХАРЬКОВЕ?

- Когда Евгений Лемешко работал в харьковском "Металлисте", он как-то заглянул в Николаев. Было это во время проведения в городе корабелов турнира с участием пяти или шести команд, среди которых была и молодежная сборная Украины. После одного из матчей на стадионе "Пионер" Лемешко нужно было подъехать к гостинице "Турист", где проживали все команды. Он подсел в автобус, в который заскочил давний фанат, хорошо знавший Филиппыча. Лемешко сидел на переднем сиденье рядом со мной, а тот болельщик стоял внизу возле водителя. Фанат поинтересовался у Евгения Филипповича: "Как ваши дела? Надеюсь, все у вас хорошо в Харькове? Наверное, там неплохо подзаработали?". Лемешко пристально посмотрел на собеседника и в присущем ему стиле ответил: "Да, заработал - головную боль и геморрой".

ДИСКОМФОРТ ДЛЯ АППЕТИТА

- На клубной базе "Судостроителя" была столовая, имевшая кабинки с обеденными столами. После того, как футболист или тренер брал тарелки с едой на раздаче, он располагался в "своей" кабинке для приема пищи. Но одна из них - та, что ближе к раздаче, - была негласно закреплена за ветеранами команды. В ней обычно сидели Саша Патрашко, Витя Писаков, я и приехавший к нам бывший полузащитник краснодарской "Кубани" Володя Обедзинский - хороший добродушный парень, да и футболист хороший. Так вот, сидим мы вчетвером, кушаем, а все те, кто пришел в столовую чуть позже, проходят от раздачи мимо нашего стола со словами "Приятного аппетита!". Эта традиционная во время трапезы фраза звучала каждый раз, когда кто-то из насчитывающего 30 человек коллектива шел к раздаче то за первым блюдом, то за вторым. На каждое пожеление приятного аппетита, несмотря на процесс активного пережевывания, мы вынуждены были вежливо отвечать "Взаимно!" или "Спасибо!". Новичок Обедзинский дня три это терпел, но потом не выдержал: когда кто-то из проходивших мимо нашей кабинки футболистов произнес традиционное "Приятного аппетита!", он вскочил из-за стола и как заорет: "Да пошли вы все на ….! Какое вам дело до моего аппетита!".

ТЕСТ КУПЕРА "НА БРОВЯХ"

В бытность мою тренером мариупольской команды в ней было два вратаря - Игорь Шуховцев и Андрей Тарахтий. Когда команде предстояло проводить сборы, на которых нужно было бегать кроссы и сдавать тесты, для них это было смерти подобно. В отличие от более стеснительного Тарахтия, Шуховцев ко мне подходил и пытался выклянчить право тренироваться с послаблениями. Но я был непреклонен: "Нет-нет, будете работать вместе с командой - и точка!". После этого наши вратари едва ли не оказывались в обмороке от предвкушений изнурительных занятий и тестирования. Но дело не в этом. Обычно во время тренировок за воротами Шухи всегда собиралась толпа детей, которым нравился его веселый нрав и возможность слушать его шутки-прибаутки. Малыши балдели от этого, и каждый раз с нетерпением ждали тренировок. Во время одной из них двум группам предстояло пройти тест Купера - то бишь пробежать 12 минут. Понятное дело, что Шуховцев и Тарахтий бежали "на бровях", и прибежав последними, тут же обессиленно рухнули на газон возле ворот. Лежат, тяжело дышат - отходят от пробега. Я же стою чуть поодаль. И вдруг слышу, как один не лишенный детской наивности мальчишка за воротами спрашивает у Шухи: "Дядя, а вы раньше вратарем были?". Как только он это произнес, я имел что слушать от Шуховцева! С присущей ему импульсивностью наш кипер стал громко возмущаться: "Ну вот, даже уже дети у меня спрашивают, был ли раньше вратарем?! Так кто я такой - вратарь или полевой игрок?!". Вот какими бывают последствия теста Купера.

Вячеслав Кульчицкий