3 апреля 2020 10:39
Леонид Буряк - о финской командировке, американском паспорте и своих детях

Мы хорошо знаем о динамовской карьере известного мастера, легендарного полузащитника команды Лобановского, экс-тренера сборной Украины и киевского "Динамо" Леонида Буряка, а вот о том, куда он ушел в 1985 году, когда "Динамо" переживало перестройку состава, и каким вышел его последующий карьерный путь, известно немного. Footboom попытается восполнить пробелы, в чем помощь нам оказал сам Леонид Иосифович.


"Подумал, и выбрал "Торпедо"

- Как вы оказались в московском "Торпедо" после 11 лет карьеры в киевском "Динамо"?

- У меня случился небольшой конфликт с Валерием Лобановским. Надо было что-то решать. Я понимал, что со временем отношения с тренером наладятся, но играть стабильно я вряд ли буду и на мне поставят крест. Приглашений от других команды я имел много. Раздумывал, что выбрать. Активно пытались меня зазвать к себе московские клубы – "Спартак", "Динамо" и "Торпедо".

Я хорошо был знаком с тренером "Торпедо" Валерием Филатовым – помощником знаменитого наставника торпедовцев Валентина Иванова. Филатов очень просил помочь команде. Однако, в это же время меня настойчиво зазывал "Спартак", которым тогда руководил еще один знаменитый тренер – Константин Бесков.

- Но в "Спартак" вы так и не перешли…

- Узнав о моих переговорах, меня вызвали в ЦК Компартии УССР, где передали просьбу первого секретаря – Владимира Щербицкого: можешь сделать любой выбор, но в "Спартак" не иди. Я взял некоторое время на раздумья и перешел в "Торпедо". О чем, кстати, никогда не жалел, потому что в торпедовском клубе познакомился с хорошими людьми, в театры походил, Кубок СССР выиграл. Когда в 1986 году случилась чернобыльская трагедия, руководство "Торпедо" за которым стоял знаменитый завод имени Лихачева (ЗИЛ), предлагало мне квартиру в Москве, в доме, где жила Алла Пугачева, но я отказался.

"До сотни не хватало чуть-чуть - это подстегнуло"

- Затем вы неожиданно оказались в харьковском "Металлисте".

- В конце 1986-го я чувствовал боль в ноге, были проблемы с ахилловым сухожилием. Думал тогда, что потребуется хирургическое вмешательство. Однако операции удалось избежать, и на связь со мной вышел еще один легендарный тренер – Евгений Лемешко, который позвал в "Металлист", уточнив: я хочу видеть тебя в своей команде. И это несмотря на мои 34 года…

- Вы не боялись подвести знаменитого наставника харьковчан?

- Физически я чувствовал себя великолепно, все тесты сдавал с хорошим результатом. Кроме того, в моем решении продолжить выступления на высшем уровне большую роль сыграл тот факт, что я хотел попасть в Клуб бомбардиров имени Федотова, то есть достигнуть отметки в 100 голов. Я ведь до перехода в "Металлист" не считал свои забитые мячи, и тут узнал, что на моем счету – 91 гол. Вот я и решил, что обязательно доведу дело до сотни, пусть даже на одной ноге. Любопытно, что мой юбилейный сотый мяч вышел достаточно курьезным – в ворота "Арарата", в ситуации, когда защитник несильно отдал пас своему вратарю, которого я запрессинговал. Голкипер растерялся, а я подобрал мяч и отправил его в пустые ворота. С "Металлистом" я также выиграл Кубок СССР, и довел своей бомбардирский счет, если правильно помню, до 104 голов.

"Финляндия? Замечательный период!"

- В 1988 году вы перешли в финский клуб КПТ-85 – не самый известный в широких футбольных кругах, да и Википедия путается с этим вашим этапом в жизни, не сообщая, сколько вы играли за КПТ-85. Проясните ситуацию?

- Сейчас эта команда выступает в высшей лиге Финляндии. КПТ-85 – клуб из маленького городка на севере Финляндии, со стадионом на 4-5 тысяч зрителей, который тогда опекали финские коммунисты. Иначе, я бы в те времена за рубеж не уехал… Играл в чемпионате Финляндии, а зарплату получал в Спорткомитете СССР, который забирал до 80 процентов заработанных денег. Но я никогда не жаловался, ведь уехать за границу тогда уже было большим успехом. Мы с одноклубниками собирались в день матча, разминались, потом была игра. Это был прекрасный период! Кстати, Олег Блохин уехал играть в Австрию по той же схеме – по компартийной линии. В те годы решали не мы – нас вызывали в Госкомспорт, и мы ставили подпись под документами.

- В следующей вашей финской команде – "Ван Па" были те же условия?

- Это клуб из Хельсинки, который также был связан с местной газетой финских коммунистов, и также имел свою маленькую арену. Однако, жили мы не в столице Финляндии, а за городом, в большом доме на 4-5 комнат, в котором была еще и сауна, и в целом – комфортные условия. В этой команде я не только играл, но и помогал главному тренеру, давал свои советы. Это было начало моего тренерского пути.

"Я мог получить американский паспорт"

- В 1991-93 годах вы работали тренером в США - в Эвансвиллском университете. В чем специфика этой работы, и чем вам запомнился этот период?

- Эвансвиллский университет – это третий по значимости ВУЗ в США. Находится он в штате Индиана, между городами Индианаполисом и Чикаго. Там есть большой студенческий городок, много преподавателей со всего мира. Я уехал в США с женой и детьми, нас поселили в большом доме. У этого университета была хорошая команда, которая участвовала в чемпионате страны среди ВУЗов.

Играть за университетскую команду я не имел права, и трудился ассистентом тренера, а также, когда дети собирались в специальные лагеря, отбирал самых талантливых в кандидаты для сборных команд США. Там все было отлично – и оплата, и знание английского языка я подтянул. В руководстве Эвансвиллского университета в основном работали выходцы из Ирландии и Шотландии, с которыми было отличное взаимодействие и понимание.

До сих пор вспоминаю, как они отреагировали на события августа 1991 года в СССР, на приход ГКЧП. Я тогда отправлял жену и детей в Киев, и представители университета меня останавливали: не едьте, оставайтесь здесь, у вас есть жилье и работа!.. Тогда я мог получить американский паспорт. Но семья уехала, и я остался на полгода в США один. В 1993 году я также вернулся в Украину, где начал тренировать тернопольскую "Ниву", а затем "Черноморец" и другие команды, в том числе и сборную Украины.

- Ваши дети не связали свою судьбу с США?

- Нет. Сын стал дипломатом и сейчас работает в этой сфере. Дочка была балериной, но потом вышла замуж и живет теперь в Германии.

Олег Семенченко