31 марта 2020 15:11
Сергей КОНОВАЛОВ: "После дебюта боялся попасть под горячую руку. Захожу, а капитан Тищенко дает пиво"

Футбольная карьера Сергея Коновалова шла по витиеватой спирали, когда успехи сочетались неудачами. Уроженец уютного и красивого города Полтавы, как и все мальчишки, мечтал быть в роли футбольной знаменитости. Отчасти ему удалось достичь определенных успехов, но в душе осталась некая недосказанность. Захватив кусочек Советского футбола, дебютировав в возрасте 18 лет в составе своей первой команды "Днепр", Сергей провел два сезона в союзной вышке. После распада Союза продолжал играть в родной команде уже в чемпионате независимой Украины. Затем поступило приглашение из киевского "Динамо", в котором провел незабываемые годы. Также успел поиграть и за рубежом, в частности, в Южной Корее, Израиле, Китае. За сборную Украины сыграл 22 матча, в которых забил три мяча. Есть убеждение, что, если бы не травмы, его футбольная звезда могла бы засверкать ярче. В интервью корреспонденту UA-Футбол Сергей Коновалов рассказал о работе под руководством Кучеревского, Павлова и Лобановского, а также ярких моментах своей карьеры.


Дебют в "Лужниках" против "Спартака"

- Сергей, традиционный вопрос с которого начинаются многие интервью: как начинался твой путь в большой футбол?

- Прежде чем прийти в футбол, вначале занимался гимнастикой и плаваньем. А затем старший брат, когда мне было 8 лет, отвел меня в полтавскую ДЮСШ "Колос", где меня и приняли. Моим первым тренером был Вишневецкий Алексей Яковлевич. А в 1986 году на одном из турниров меня заметили и пригласили продолжить футбольную карьеру в днепропетровский спортинтернат. Тренер Вишнев Борис Ефимович приехал в Полтаву уговаривать родителей, чтобы отпустили в Днепропетровск. Но в тот год я не поехал, ибо родители не опустили, им резало слух слово интернат. Правда, Борис Ефимович был слишком настойчив, и через год родители все же поддались на уговоры, сдались, и так я уехал в Днепропетровск, ставший моим футбольным трамплином. С 1987 по 1990 год учился и играл за интернат. В 1989 году своим возрастом (1972-редак.) выиграли союзный турнир "Переправа" среди спортинтернатов, проходивший в Кропоткино рядом с Краснодаром. На этом финале получил приз лучшего футболиста турнира.

- Что интересно, я также был на этом турнире в качестве арбитра.

- Да, интересный факт. Получается, 31 год тому назад произошло наше первое очное знакомство. И сейчас прошло столько времени, и мы нашли точку соприкосновения.

- Наверняка после этого турнира на тебя как на лучшего игрока обратила внимание селекционная служба "Днепра"?

- Да, так оно и было. Меня пригласили в команду, поставили на ставку инструктора по спорту Южмаша. Начал выступать за дублирующий состав, где уже играли Витя Скрипник, Дирявка, Полунин, Похлебаев. В 1991 году мы стали последними чемпионами СССР среди дублеров.

- Но в 1990 году состоялся твой дебют в Высшей лиге в составе "Днепра" и против кого - действующего чемпиона московского "Спартака"! Наверняка остались незабываемые чувства от такого начала?

- В том году прошел зимние сборы с первой командой, тренировался с основой, был в заявке, но только летом впервые вышел на поле. Можете представить чувства молодого 18-летнего пацана, выходящего в Лужниках в дебюте против "Спартака". Но как ни странно, никакого волнения не испытывал, потому что на протяжении весны-лета имел не один разговор с Кучеревским, который говорил, что верит и рассчитывает на меня. Поэтому психологически был готов дебютировать рано или поздно в какой-то игре. Мы уже проигрывали 0:1, я вышел на замену во втором тайме, но, к сожалению, ничего существенного не изменилось. Пропустили второй мяч, игра закончилась, а я еще долго боялся зайти в раздевалку, чтобы не попасть под горячую руку старших товарищей (смеется).

После паузы все-таки решился тихонько и незаметно юркнуть. Затем подождал, пока все не выйдут из душа, хотел прошмыгнуть, не попадаясь на глаза. И тут захожу в душ, а там остался последний Вадик Тищенко наш капитан и уважаемый человек. Думаю, ну все, получу сейчас по полной. А он дает мне бутылку пива, по-дружески потрепал по голове и сказал: "Молодец, с дебютом тебя, не расстраивайся, все еще впереди". Вот это запомнилось. Мне нужно было уже перестраиваться на рейки с юношеского футбола на взрослый. Сейчас это трудно кому-то объяснит, что такое был чемпионат Союза, и какие личности играли в каждой команде. Каждый клуб имел свой игровой почерк, свой рисунок и свой футбол, и тем интересней он был.

- А почему Кучеревский больше не доверял тебе играть в том сезоне?

- Не совсем так. Принял участие в двух кубковых матчах против ЦСКА в 1/8 финала. Как в Москве, так и дома вышел в основе. На "Метеоре" удалось на второй минуте забить гол Еремину. Правда, забитый мяч не помог. По итогам двух матчей мы вылетели. В первой проиграли 1:4, дома 2:2. Зато в 1991 году Кучеревский доверял мне уже больше. Сыграл 10 матчей за сезон. По рекомендации Евгения Мефодьевича, который посоветовал Геннадию Костылеву присмотреться ко мне, я попал в сборную СССР 1971-72 года рождения, она готовилась к чемпионату мира в Португалии. Хорошая подобралась у нас команда, особенно украинская диаспора: вратарь Саня Помазун, Володя Шаран, Сергей Мамчур, Евгений Похлебаев, Дима Михайленко, Сергей Щербаков и я. Мы со Щербаковым играли впереди, и Серега стал лучшим бомбардиром турнира.

Единственно омрачило общее впечатление, то, что мы в полуфинале проиграли бразильцам 0:3, не попав финал. Кто не видел, не поверит, что мы должны были проходить "кудесников мяча". Имели подавляющее преимущество, создавали моменты, были выходы один на один, Шаран зарядил мячом в перекладину. А они нас подловили на контратаках, в то время как у нас мяч ни в какую не хотел идти в их ворота. В "утешительном" матче за треть место в серии одиннадцатиметровых ударов победили сборную Австралии.

Вообще, Евгений Мефодьевич сыграл немалую роль в моем становлении как футболиста. Он помог безболезненно перейти этап из юношеского футбола во взрослый. Для многих молодых футболистов - это непростой период, и некоторые терялись, так и не раскрыв свой юношеский талант. Постоянно что-то подсказывал, без проблем шел на контакт с молодыми игроками, много шутил, и это благоприятно сказывалось на атмосфере в команде. Как-то вернулись со сборной из Франции, а через несколько недель уже финал в Португалии. Каждому сборнику раздали индивидуальную программу, по которой мы готовились. И вот я бегаю на базе, а в это время команда собралась в кинозале на установку. Я так увлекся добросовестной подготовкой, что забыл о времени. И тут прибегает доктор, говорит, что меня ждет вся команда. Бегом мчусь на собрание, тихонько захожу, где сидят олимпийские и чемпионы Союза. За столом сидит Кучеревский с Колтуном, и Мефодьевич без злости говорит: "О-о, звезда молодая пришла. Я тут недавно проходил в холле, где сидел Сережа на диванчике, жвачка во рту и по телефону говорит: алло, мама, я через пару дней улетаю на чемпионат Галактики. У него тут индивидуальная программа, поэтому не будем ему мешать". Это было сказано настолько с юмором, что никто из старших товарищей не обиделся на мое опоздание. Человек и тренер с большой буквы.

Как мы получили "Мазды" в нагрузку с советскими "Жигулями"

- После "Днепра", когда уже разыгрывался независимый чемпионат Украины, ты перешел в "Динамо". Переход днепропетровской четверки: Коновалова, Максимова, Беженара и Похлебаева проходил со скандалом. Что двигало вами?

- Если вы помните, тогда в прессе раздули наш переход с оттенком скандала. Нас чуть ли насильно заставили перейти в "Динамо", да к тому же посреди чемпионата. Это не так. Еще с лета, когда Павлов был у руля команды, на нас напрямую вышли представители "Динамо", которые были заинтересованы в нашем переходе. Мы ответили, что нужно доиграть чемпионат, и тогда можно будет вернуться к этому разговору. Так оно и получилось. В то время в финансовом плане "Днепр" сильно штормило. Обещали выплатить премиальные после окончания сезона. Обещание не выполнили, а сумма накопилась немалая. Николаю Петровичу все время приходилось искать каких-то спонсоров, доноров, чтобы как-то продержать на плаву команду. В конце концов, ему это надоело, и он решил уйти из команды, тем более поступило предложение возглавить "Динамо". По окончании чемпионата он собрал нас, сказав, что я ухожу в "Динамо" и каждый из вас вправе искать себе самостоятельно команду, или как вариант остаться в "Днепре".

Помимо "Динамо" нашей четверке поступили приглашения из России. Меня и Похлебаева опять настойчиво звало московское "Торпедо". Максимова хотело видеть московское "Динамо", и он даже поехал в Москву, подписав предварительный контракт. Но все-таки Киев не отказался от планов, чтобы наша четверка была в "Динамо". После окончания чемпионата мы поехали в Киев на переговоры. Как раз попали на последний матч Лиги чемпионов, где "Динамо" проиграла "Баварии" 1:4, и Шева забил свой первый мяч в еврокубках. Посмотрели футбол, вернулись в Днепропетровск, и приняли совместное решение остаться в "Днепре"…

Но видимо с таким решением были не согласны киевляне. Опять последовали настойчивые предложения, плюс слово Павлова, которого мы очень уважали, что и решило наши колебания. Тем более мы хорошо знали всех ребят из "Динамо", с которыми были знакомы еще с юношеского футбола. Вот и все. А СМИ просто раздули переход как скандальный. А буквально через месяц, как только мы ушли, в "Днепре" сразу зашевелились, начали изыскивать финансы и Игорь Бакай (народный депутат, глава совета Интергаз – ред.), назначенный на то время как главный спаситель команды, встречался с нами по поводу нашего возвращения. Но было уже поздно. Как компромисс, решили сделать такой себе бартер - мы в "Динамо", а из "Динамо" в "Днепр" перешли Шаран, Ковалец, и чуть позже Мизин.

- Ты работал с Павловым и в "Днепре" и "Динамо". Что можешь вспомнить из совместной работы?

- Мы очень уважали и ценили Николая Петровича. Было работать с ним легко. Он часто организовывал выезды с семьями на пикник, решал наши всякие бытовые проблемы. Человек слова и дела. Вспоминается случай. Это было в ноябре 1992 года. Играли на кубок с тернопольской "Нивой". Первый матч на выезде проиграли 0:3. А раньше еще перед кубком нам пообещали на команду новые машины "Мазда". Ждем и ждем, а их нет.

Перед ответным поединком собрались командой на базе в кинотеатре, обговорить, почему не решается вопрос с машинами. Решили позвать на "разборки" Петровича. Он, думая, что команда настраивается на бой, хочет вместе обсудить, как забить тернополчанам три мяча, пришел. Сел и ждет. Поднимается Дирявка на правах капитана, и не знает, как начать разговор. Видя его нерешительность, встаю и говорю: "Петрович, а где наши "Мазды?". Он сидит молча, жилки медленно вздуваются на лбу, а затем встал и ушел. Мы поняли свою ошибку, что наши меркантильные интересы в тот момент были выше футбольных. На следующий день мы вышли, здорово сыграли, но забили только два мяч. А нужно было три. А "Мазды" мы действительно получили, с небольшим опозданием в апреле, вперемежку с "Жигулями" шестой модели (смеется) в количестве 15 штук. Старожилам и ребятам постарше иномарки, новичкам достались "Жигули".

Но, несмотря ни на что, мы в том сезоне (1992/1993-ред.) сыграли очень достойно, заняв второе место, уступили киевлянам первое только по разнице мячей. За два тура в очном поединке мы обыграли "Динамо" 1:0 при полном стадионе, и ждали, чтобы они где-то споткнулись. Помню, за победу нам выдали по миллиону купонов, которые в то время равнялись 200 долларам. Павлов создал отличный коллектив, где царила семейная обстановка, мы от футбола получали огромное удовольствие. И в этом была его немалая заслуга.

Сергей Шебек