20 сентября 2019 18:02
Юрий ВЕРНИДУБ: "После игры с "Ильичёвцем" сказали, что захватили СБУ в Луганске"

Во второй части монолога экс-наставник "Зари" Юрий Вернидуб рассказал о переезде клуба из Луганска в Запорожье.


Сначала я не верил, что началась война. У нас в день захвата СБУ в Луганске была игра с “Ильичёвцем”. Перед матчем наша команда всегда ночевала в отеле, а потом все вместе отправлялись на игру. Я обычно в тот же день после обеда ехал к себе на квартиру, переодевался, водитель отвозил меня назад в отель и потом уже с командой на стадион.


Мы тогда ехали по улице Советская, я ещё интересовался у водителя:


- Что происходит?

- Да толпа собралась, идут к СБУ.


Я не придал этому значения. Там было человек 50-100, среди них если и были "качки", то, может, десяток. Все остальные похожи на бродяг. Идут, кричат “Россия”.


Ну, идут и идут.


Я переоделся на квартире и поехал на футбол.


Сыграли на “Авангарде”, а после матча говорят, что захватили СБУ. Как захватили? Кто захватил? Надо поехать и посмотреть - интересно же. Подъезжаем, а улица Советская уже перекрыта, бегает та же шантрапа, но стоят и с автоматами. У меня сразу возник вопрос: как можно захватить СБУ?


Но я всё равно не верил.


Вернидуб: После игры с Ильичёвцем сказали, что захватили СБУ в Луганске - изображение 1
Баррикады в центре Луганска/Фото - Википедия

А потом пошло.


“Шахтёр” тоже не мог в Донецке принимать соперников, поэтому последнюю игру с ним мы проводили в Черкассах. Пиком было, когда прилетели из тех же Черкасс, сели в автобус, я на переднем сидении и ехали в Луганск из аэропорта уже в тёмное время суток. На нашем пути был пост наших ребят метрах в четырёхстах от аэропорта. Проехали его. А дальше - стоит чудак с "мухой" в нашу сторону и тормозит автобус. Заходят двое с автоматами, даже не на предохранителях:

- Кто такие? А, команда. Так, может, надо потренировать?


Я в шоке был, я вжался в сидение и не понимал, что происходит.


Здесь нужно отдать должное генеральному директору [Рафаилову] за его смелость в этот момент: он спросил, почему с автоматами не на предохранителях. Они, правда, сразу и вышли.


По Луганску уже ходили в военной форме без опознавательных знаков с автоматами. Если раньше люди в Луганске выходили по вечерам и гуляли, то затем это начало прекращаться. Только сумерки пошли, то все по местам, как говорится. Когда первая стрельба началась, я жил недалеко от горсовета. Потом читаешь в новостях, что кто-то что-то не поделил.


Вернидуб: После игры с Ильичёвцем сказали, что захватили СБУ в Луганске - изображение 2
Боевик "ЛНР" без опознавательных знаков около захваченного здания Луганской ОГА/Фото - Википедия

Мы уже не ездили на клубную базу за городом, потому что блокпосты стояли. Когда я в последний раз ехал с базы, то видел, какое оружие с джипа начали раздавать этим "ополченцам". Новейшие разработки, они чуть ли не в масле были. Где они могли такое взять?


Нас пропускали, я специально вымпел повесил “Заря Луганск”, люди уже знали. Но тогда я уже понимал, что ничего хорошего не будет, поэтому после последней игры чемпионата с “Динамо” в Киеве мы с сыном уже просто собрали вещи (я даже квартиру сдал) и уехали в Запорожье.


У нас в команде был легионер, Боли, у него в то время была беременная жена. Перед тренировкой на "Авангарде" во время одного из их разговоров по телефону где-то под окнами опять началась стрельба, жена очень испугалась. Смотрю: он бросает телефон, переодевается - уехал и даже не тренировался.


Мы по окончании сезона тоже быстренько разъехались. Уже в отпуске поступил звонок, чтобы я узнал, где в Запорожье могла собраться для тренировок команда. Первое время футболисты и клубные работники жили в гостинице “Хортица”, потом уже разошлись по квартирам.


Когда переехали в Запорожье, у нас было только поле на стадионе “Титан”. Оно было никакое. Мы привели его в порядок за счёт клуба, ездили туда тренироваться. Ни о какой базе речь не шла: нам негде собраться было. Но ничего - жили по квартирам. Мне проще: я живу в Запорожье. Дом, семья - всё рядом.


Вернидуб: После игры с Ильичёвцем сказали, что захватили СБУ в Луганске - изображение 3
База ФК "Металлург" Запорожье/Фото - groundhopping.in.ua


Последних два-три года, когда не стало “Металлурга”, мы арендовали базу. Все возмущались, что отдали её нам. Но если бы мы её не арендовали, что с ней было? А так и инфраструктура существует, и поля в шикарном состоянии, и люди при работе на месте. Думаю, это наоборот большой плюс.


Ну, а мы наконец-то воссоединили три команды: U-19, U-21 и первую. А до этого основа была в Запорожье: сначала на “Титане”, потом на “Торпедо”, за что спасибо директору стадиона Вадиму Ищенко, который нас приютил. Там сейчас находится клуб, бухгалтерия - все.


До этого же места ни у кого не было: мы в одном городе, а молодёжные команды - в Кременчуге. Что они там тренируют, как тренируют, кто играет? 200 километров по нашим дорогам - это четыре часа езды. Тем не менее, воссоединились. Сейчас можно посмотреть, как ребята тренируются, всё время видишь тренера дубля и U-19, есть возможность поговорить, сказать, кого отдашь в дубль. Нормальная рабочая обстановка.


Те ребята, которые из Луганска и Донецка, экипировку забирали и переезжали через блокпосты автобусом. Тогда всё только-только начиналось. После этого уже и имущество вывозилось, но я не знаю, как это происходило. Что могли - то вывезли.


Самое важное, что мы боролись и перебороли. Хоть мы и не запорожская команда, а луганская, но сейчас там находится не то, что нам хотелось бы. Однако я надеюсь, что это тоже сыграло свою роль в объединении команды и микроклимата в ней.


Слава Богу, что у меня были такие ребята, как Никита Каменюка. Они понимали, что никуда от этого не деться. Переживали - однозначно. Потому что родители по сей день там. Куда родители могут переехать? Хотя ребята и предлагают им, но многие остались потому что всё, что у них есть, там. Только в гости приезжают.

Думаю, всё равно к этому привыкаешь и не обращаешь внимания. Хотя я особенно сейчас много за новостями слежу: что там, как там. Честно, пока я не вижу шансов, чтобы воссоединиться. Потому что сколько на Луганщине и Донеччине патриотов, столько и недоброжелателей.


Над текстом работал Александр Рыженко