26 марта 2003 20:43
Александр Горшков идет на рекорд

В прошлом году команда Леонида Буряка установила новый рекорд для сборной, пропустив через свои ряды более пяти десятков футболистов, 46 из которых выходили на поле (прежнее достижение -- 42 игрока -- держалось с 94-го).

В нынешнем может быть побит еще один примечательный рекорд -- в национальной команде имеет все шансы дебютировать 33-летний футболист, который, если это действительно случится, значительно превзойдет показатели начала 90-х, когда свои первые матчи в украинской сборной сыграли 30-летние Литовченко, Петров, Протасов, Турянский, Горилый и Мартынов.

Автором сего необычного достижения, аналогов которому нет даже в гораздо более богатой истории сборной СССР, готов стать полузащитник российского клуба премьер-лиги из Подмосковья Александр Горшков. Сказать, что он хорошо известен в Украине, будет, наверное, преувеличением. О нем помнят, пожалуй, только те, кто интересовался футбольными делами нашей страны в начале 90-х.

Отъезд игрока в Россию не вызвал на его родине практически никакой реакции, и только появление его в рядах второй сборной России на Кубке Содружества в 1997 году стало причиной нового интереса. Признаться, достаточно вялого. А после двух товарищеских матчей, проведенных в составе первой российской сборной в мае 98-го, о Горшкове стали постепенно забывать, несмотря на то, что он выступал в рядах одного из самых украинизированных клубов России второй половины 90-х годов -- "Зенита".

Да и сам он уже чувствовал, что дистанция между ним и Украиной растет. Два года назад корреспонденту "КОМАНДЫ" удалось по телефону разыскать Александра в Питере, и тот был очень удивлен тем, что о нем еще помнят в стране, где он делал свои первые шаги на футбольном поле.

Вслед за всезнающими и всепомнящими журналистами об игроке, зимой-2001/2002 перебравшемся из рядов "бронзового" питерского клуба в состав подмосковного "Сатурна", вспомнили и в тренерском штабе национальной команды. Благо Леонид Буряк и Владимир Козеренко были хорошо знакомы с возможностями футболиста по совместной работе в одесском "Черноморце", из которого он и отправился покорять Россию.

Дорогу осилит идущий

Наверное, вряд ли думал в конце 80-х юный уроженец шахтерского городка Кировска Саша Горшков о том, что в будущем о нем станет говорить футбольная общественность Украины, что его возможности будут оцениваться едва ли не под микроскопом, что развернутся многочисленные дебаты на тему: "Стоило ли вызывать в сборную Украины 33-летнего футболиста и каковы его шансы выйти на поле в матче с испанцами?"

Но, подтверждая известную поговорку "курочка клюет по зернышку", Горшков, рано оставшийся без отца-шахтера, который погиб в забое, одолевал одну ступеньку за другой. За несколько лет из подмастерья, выступавшего в коллективе физкультуры, ему удалось превратиться в твердого игрока основного состава команды высшей лиги. Но обо всем по порядку.

За команду родного Кировска он выступал в первенстве Луганской области по юношам, потом привлекался к матчам "Вагоностроителя" из соседнего Стаханова, игравшего в республиканских соревнованиях среди аматоров, получил ставку рабочего завода, при котором собственно и числилась футбольная команда.

Игру, видимо, он показывал достойную, иначе вряд ли тренеры киевского СКА, столкнувшегося со стахановцами в финальном турнире за право выйти во вторую лигу, пригласили бы парня к себе. Армейская команда, следует отметить, имела в те времена очень важный аргумент для привлечения в свои ряды молодых талантливых исполнителей -- спасала от обязательной воинской службы, "откосить" от которой в советские времена было очень проблематично. Купили киевляне обещанием освободить от сапог и шинели и Горшкова.

Два года, проведенные в Киеве, не прошли даром. Состав армейской команды, которой руководили Сергей Качкаров и Олег Фищуков, мог похвастать наличием в своих рядах многих ставших впоследствии известными исполнителей. Таких, как Виктор Яблонский, Сергей Евглевский, Александр Мызенко, Александр Омельчук, Виталий Пантилов, Александр Ногин, Сергей Майборода, Александр Механошин, Александр Гузенко.

Путевка в высший свет

Так уж повелось, что за судьбой армейской команды, игроки которой по истечении определенного срока получали увольнительную, следили достаточно пристально: когда приходило время "дембеля", в Киев наведывались тренеры различных команд с одним намерением -- увезти с собой перспективного парня, а лучше -- сразу нескольких.

В конце 1991 года с такой миссией в столицу Украины прибыл работавший тогда в винницкой "Ниве" нынешний наставник "Арсенала" Вячеслав Грозный. Ему удалось убедить Горшкова, Ногина, а вместе с ними и воспитанника киевского футбола Надуду в перспективности переезда в Винницу, команда которой должна была дебютировать в высшей лиге в первом чемпионате Украины.

Задержаться в элите подолянам не удалось, хотя до последнего тура "Нива" вела борьбу за выживание -- все решили стартовые неудачи, когда в 12-ти турах была добыта всего одна победа. Финишный спурт, во время которого в воротах запорожского "Торпедо" "расписался" и Горшков, забивший свой первый гол на таком уровне, не помог. Львовские "Карпаты" сумели удержаться на спасительной дистанции от зоны вылета.

Урок, полученный весной 92-го, дал свои положительные результаты -- виннитчане под руководством Ефима Школьникова набрались сил и за год вернулись в элитный дивизион и зарекомендовали себя по-настоящему крепким орешком. В команде солировали будущие игроки сборной Украины Виталий Косовский и Олег Надуда, заметной фигурой был Горшков, начинал свою карьеру еще один будущий "сборник" -- Сергей Нагорняк.

К Буряку и от него

По окончании сезона в Виннице остался лишь Нагорняк. Косовский отправился в киевское "Динамо", Надуда и Грозный поехали в московский "Спартак", Горшкова пригласил одесский "Черноморец". Но в Южную Пальмиру наш герой прибыл не в форме -- сказывались последствия травмы, полученной в игре в Киеве против "Динамо".

"Нива", сыгравшая с чемпионом страны боевую ничью в родных стенах (2:2), не собиралась уступать и в столице -- Надуда открыл счет в матче отличным ударом со штрафного, заставив хозяев изрядно понервничать. "Динамо" все же выиграло -- 3:1, но для Горшкова этот поединок запомнился другим -- ранней вынужденной заменой и добровольной "помощью" Топчиева, посчитавшего, что полузащитник гостей симулирует, и за ногу оттаскивавшего футболиста, который корчился от боли, за пределы поля, чтобы поскорее возобновить игру...

"Одесситы, которые приглашали меня еще до травмы, не отказались от своих слов и после нее, хотя я не мог передвигаться без помощи костылей и не было ясно, продолжится ли моя карьера. Пока лечился, произошли изменения в тренерском штабе -- Буряк сменил Прокопенко".

Одесский период карьеры футболист некоторое время вспоминал неохотно. Поначалу в российской прессе Горшков даже в открытую радовался, что ему удалось убежать из "одесского плена", где "до дыр протер штаны на скамье запасных".

С годами Александр поостыл и не был столь категоричен. Весной 2001 года он выразился так: "За два года в Одессе всякого хватало -- и хорошего, и плохого. В первую очередь мне не нравилось, что я нерегулярно выходил на поле. Согласен, "Черноморец" в то время был укомплектован игроками хорошего уровня. Но кто сказал, что я хуже? Ведь были периоды, когда я имел твердое место в основном составе. Правда, после этого ситуация менялась с точностью до наоборот. Молодой был, горячий, не хотел мириться с таким положением и не раз просил отпустить меня в другую команду. Мог вернуться в Винницу, перебраться в Николаев к Евгению Кучеревскому, но всякий раз что-то срывалось".

Желание Горшкова иметь постоянную игровую практику сбылось летом 1996 года. Он уже паковал чемоданы, собираясь в Самару к Александру Аверьянову, как на горизонте появился Игорь Емец, который начал активно "прессинговать" футболиста и уговаривать перебраться в Сочи. Пришлось согласиться и на недельку отправиться в расположение "Жемчужины", из которой после удачно проведенного спарринга с нижегородским "Локомотивом" наставник сочинцев Арсен Найденов наотрез отказался отпускать украинца в Одессу. Все вопросы по переходу были улажены довольно быстро, и Горшков заиграл в России.

На распутье

В составе "Жемчужины" наш соотечественник в сжатые сроки стал своим. Он получил то, что так долго искал -- железное место в стартовом составе, -- и на радостях играл весело и раскованно. Прогресс опорного полузащитника, и в свои 33 славящегося огромной выносливостью и не меньшей трудоспособностью, был настолько очевиден, что уже спустя полгода он был приглашен во вторую сборную России, которую курировал Борис Игнатьев.

"Признаться, приглашение стало для меня полной неожиданностью. Поначалу я подумал, что это розыгрыш. Но мне показали газету со списком вызванных на Кубок Содружества футболистов, в котором значилась моя фамилия. Тут, признаюсь, стало немного не по себе. Но вскоре успокоился и ехал не столько с волнением, сколько с любопытством: "Какая же она, эта сборная?" Провел все три матча, неизменно выходя на замену во втором тайме, отыграл, думаю, в свою силу. Верю ли я в слова "Еще увидимся!", сказанные Игнатьевым на прощанье? Понимаю, конечно, что шансов пробиться в сборную у меня мало. Но ведь надежда умирает последней".

Неизвестно, поверил ли в свои перспективы в российской сборной Горшков, которому довелось выступать в ней рядом с Хохловым, Булатовым, Веретенниковым, Варламовым, Есиповым и Беркетовым, но точно можно сказать, что на приглашение из Украины он совершенно не рассчитывал.

"Понимал, что в украинской сборной, базовой командой которой является киевское "Динамо", хватает высококлассных игроков центра поля. Понимал, что в связи с этим мои шансы пробиться в ее состав практически нулевые. А в России все произошло достаточно быстро, хотя в официальных матчах я не играл".

33 -- не закат?

Было бы, наверное, более логичным, попади Горшков в поле зрения тренеров сборной Украины будучи игроком "Зенита". Во-первых, именно стабильными выступлениями в "Зените" он сумел доказать всем, что является футболистом очень хорошего уровня, став одним из лидеров коллектива и выиграв с ним Кубок России и бронзовые награды чемпионата.

Во-вторых, в 90-х годах именно "Зенит" был вторым после "Спартака" главным поставщиком кадров для украинской команды на российской территории -- представителями Питера в сборной Украины были Сергей Попов, Роман Максимюк и Александр Спивак. А вообще на берегах Невы вместе с Горшковым и названными уже исполнителями выступали и другие хорошо известные украинские футболисты -- Попович, Вернидуб и Бабий.

Увы, по окончании срока контракта с "Зенитом" руководство клуба решило не продлевать соглашение с футболистом, преодолевшим 30-летний рубеж. "Мне никто не сказал: "Оставайся, ты нам нужен!" Президент клуба Виталий Мутко дал понять, что кадровыми вопросами ведает главный тренер, а Юрий Морозов решил пойти на омоложение команды, предоставив мне самому право выбирать -- оставаться или нет. Я отнюдь не требовал гарантий попадания в основной состав. Но заинтересованность в себе хотел ощутить, тем более что в Питере мне нравится, там мой дом, там живет моя семья -- жена Светлана и 9-летний сын Леша. Впрочем, это обычная для футбола ситуация. Все когда-то уходят, и ничего страшного в этом нет. О "Зените" у меня останутся самые лучшие воспоминания".

Для многих футболистов попадание на рынок свободных агентов в таком возрасте вызывает проблемы с поиском новой команды. Горшкова забрали сразу же. Наставник подмосковного "Сатурна" Владимир Шевчук о новичке отозвался достаточно лестно: "Игрок опытный, думающий, умеющий организовать и поддержать атаку. Футболистами с таким набором качеств тренеры обычно не разбрасываются".

И Горшков подтвердил, что списывать его на берег в Питере поспешили. По общему признанию, если бы в российском футболе существовал приз самому полезному игроку, наверное, едва ли не каждый сезон главным претендентом на него был бы именно украинский футболист, который в свои 33, возможно, переживает вторую молодость. Приглашение в сборную Украины -- лишнее тому подтверждение.