23 мая 2018 18:19
Александр РОМАНЧУК: "Приехал подписывать контракт с "Динамо" и стало не по себе"

Предлагаем вашему вниманию первую часть эксклюзивного интервью с экс-защитником национальной сборной Украины Александром Романчуком.


В свое время этот футболист считался одним из самых перспективных защитников Украины. Он стремительно ворвался в профессиональный футбол, перебравшись из Десны в Динамо, хотя сам является коренным киевлянином. Не задержался надолго в Динамо-2, а практически сходу получил свой шанс в первой команде. Без Романчука в то время сложно было представить молодежную сборную Украины, хотя в юношеских командах он не играл. Наверняка все помнят его красную карточку в финале Евро-2006 (U-21), ставшую роковой для украинцев.


А еще у многих болельщиков Динамо перед глазами жуткая травма, которую Александр получил в кубковом матче со Сталью. Двойной перелом ноги — выкарабкаться после такого может только сильный духом футболист. Несмотря на все преграды на своем пути, Романчук поиграл и в первой команде Динамо, и в еврокубках с Металлистом, и в национальной сборной. А сейчас, в свои 33 года, он занимает должность президента любительского клуба Музычи и играет в свое удовольствие, уделяя много внимания семье.



«Как футболист я еще не до конца себя реализовал»


— Не чужой для вас Арсенал вернулся в Премьер-лигу. Следили за этой командой?

— Да, безусловно. Главный тренер канониров Сергей Литовченко — мой близкий друг. Многих ребят давно знаю, играл с ними, мы хорошо общаемся. Рад за них, что смогли выкарабкаться из ситуации, в которую себя загнали, и выиграли первую лигу. Хорошо, что в Киеве будет еще одна команда Премьер-лиги.


— Есть ли у болельщиков шанс снова увидеть вас в составе канониров?

— Это сложный вопрос, нужно общаться с руководителями, с тренерским штабом. Понятно, что мы знакомы, но эту тему пока не поднимали.


Вам всего 33 года. Предложения вернуться в большой футбол периодически поступают?

— Есть, конечно, предложения. Из первой и второй лиг. Но у меня семья, дети, не знаю, как поступить. Смысл? У нас иногда играют полгода-год, сразу же появляются задолженности перед футболистами. Но поиграть еще хочется, однозначно. Не до конца себя я еще реализовал.


Вы являетесь президентом любительского ФК Музычи. Расскажите подробнее об этом клубе и его амбициях.

— Мы с ребятами играли в чемпионате Киево-Святошинского района в течение трех лет. Захотелось поиграть на область. У нас в команде ребята, с которыми я выступал в «молодежке» и в Арсенале, все свои. Собираемся, чтобы поиграть, получить удовольствие. Задач обязательно выиграть чемпионат нет. Мы, несмотря на то, что поиграли на высоком уровне, в чемпионате Киевской области считаемся новичками.


— В чемпионате Киевской области, и в вашем клубе в частности, выступает масса известных футболистов — Кривошеенко, Окодува, Максимов, Сытник, Хомин и многие другие. Если говорить об уровне турнира, он не слабее второй лиги?

— Нет, это все же любительский уровень. С профессиональным футболом это сравнить тяжело. Тут только две команды, которые регулярно тренируются. Здесь можно в первом тайме выигрывать 5:0, а во втором провалиться и сыграть 5:5.


— О тренерской карьере не задумывались?

— Мне говорят, что нужно получать лицензию. Но зачем? Чтобы она просто лежала дома? Если поступят какие-то предложения, я пойду на курсы. В работе с детьми я пока себя не вижу, нужно быть эмоционально спокойнее, иметь педагогические навыки (смеется. — Прим. авт.). Но пока даже с детьми работать мне не предлагали.



«Андрея Ярмоленко в Десне не запомнил»


— Вы начинали свою профессиональную карьеру в Десне. Как вас заприметило Динамо?

— Тогда президентом Десны был Иван Петрович Чаус. Он подошел ко мне, сказал, что меня хочет забрать к себе Динамо. Как я понял, президенты между собой договорились напрямую, без агентов. Мы поехали в Киев, сидели в кабинете Игоря Михайловича Суркиса, согласовали все детали.

— С Андреем Ярмоленко, на тот момент постигавшим азы футбола в Десне, не пересекались?

— Да, он тогда был в Чернигове, но я его не помню. Он ведь еще только начинал играть. Тогда в Динамо из Десны Дениса Скепского взяли, он большие надежды подавал.


— Что вас больше всего удивило, когда вы впервые попали в Динамо?

— Само имя клуба. Даже когда мы приехали подписывать контракт на стадион Динамо, стало не по себе. Ты понимаешь, что это за легендарный клуб. Организация тренировочного дня на уровне, великолепная база. Если раньше я проводил сборы в Моршине, то тут — Испания! Разница колоссальная.


— Кто помогал на первых порах освоиться в столичном клубе?

— Ребят было много. Это и нынешний главный тренер Динамо Александр Хацкевич, это и покойный ныне Андрей Гусин, он всегда поддерживал. Максим Шацких, Влад Ващук — все они подсказывали, направляли молодых. И, конечно, Александр Шовковский. Это настоящий авторитет для всех. Хорошо, что у нас была компания из молодых игроков, которые держались вместе, не терялись. Я, Тарас Михалик, позже пришел Стас Богуш.


— Вашими конкурентами были Несмачный и Эль-Каддури. Кто из них был лучше?

— Тяжело сказать, это, как по мне, разноплановые игроки. Бадр был подвижнее, резче, больше играл на атаку. Андрей был более стабильным в обороне, не зря ведь он много лет выступал в национальной сборной Украины.


«Мирон Маркевич давал Папа Гуйе послабления в Рамадан»


— Как Эль-Каддури играл во время поста Рамадан?

— Честно говоря, я не замечал особо, придерживался он правил поста или нет. На его и Айилы Юссуфа работе на тренировках это не отображалось. А вот когда я перешел в Металлист, то видел, как тяжело Папа Гуйе. У него вообще не было сил, он мог целый день не пить, не есть. Тяжело было, особенно когда мы были на сборах в ОАЭ. Мирон Маркевич видел, как ему непросто, давал послабления.

— Тогда в Динамо было уже достаточно много легионеров. Кто был самым необычным?

— Бразильцев было много, они всегда между собой общались. Веселым парнем был Папе Диакате. Но за пределами футбольного поля я не часто общался с легионерами, был совсем молодым парнем.


— Александр Шовковский как-то сказал, что стер бы в порошок Евгения Хачериди за его выходки. Действительно мог?

— Да, он с ним неоднократно беседовал. Просто Женю нужно знать. Когда он только приехал из Луцка, вел себя неправильно. Мог сказать, что не хочет делать так, как ему говорят. Шовковский не раз беседовал с ним в жесткой форме, но по делу. Сейчас Женя гораздо более сдержанный, стал сильным футболистом.


— Методы управления командой Йожефа Сабо многим футболистам приходились не по душе. Как вы относились желанию Сабо тотально контролировать футболистов?

— В первой команде Динамо я дебютировал при Сабо, он дал мне шанс. За мной следить не нужно было, я тогда думал только о тренировках. Не могу про него сказать что-то плохое, конечно, к каждому было свое отношение. Но нельзя сказать, что за одними футболистами он следил, а за другими — нет. Это Динамо, там всегда следят за всеми, стоит тебе чуть-чуть раскрыться.


«После взлета на Фарерах в салоне самолета никто не разговаривал целый час»


— Вы провели год в составе канониров, перешли на полгода в Днепр, а затем снова вернулись в Арсенал. Почему не остались в Днепропетровске?

— У меня было мало игровой практики в Днепре. А я был молодым футболистом, хотелось играть. Александр Заваров позвал в Арсенал, я подошел к Олегу Протасову, тогда он возглавлял Днепр, сказал, что хочу уйти. Он с пониманием отнесся к этому. Так что из Днепра меня никто не выгонял.


— В Арсенале тогда собралась солидная компания — Деметрадзе, Парфенов, Закарлюка, Рева и блистательный Селезнев.

— У нас был отличный коллектив. Нельзя сказать, что финансово стабильно было в клубе, но мы бились друг за друга. А когда не платили деньги, нас это еще больше объединяло. Был сплав опыта и молодости, квартет ветеранов, который руководил всеми процессами, а мы бились на поле.


— Как-то Арсенал сел в самолет, а он начал дымиться. Помните ту историю?

— Это было, когда я уже в третий раз пришел в Арсенал. Мы ждали вылета, а тут в хвостовой части началось задымление. Я вообще не люблю летать, можно сказать, даже боюсь. Чуть сознание не потерял тогда. Макс Шацких тоже не любит перелеты, он тогда возмущался.

А после вояжа со сборной на Фарерские острова, вовсе не переношу самолеты. Фареры особенные в плане посадки и взлета, горный ландшафт. Но мы попали в такую зону турбулентности, трясло так, что открывались отделения для ручной клади. Пилот говорит: «Вам повезло, сегодня хорошая погода». После этого в самолете никто не разговаривал на протяжении часа.


— В 2008 году футболисты Арсенала приняли участие в фотосессии для календаря Playboy. Как отреагировали в команде на такую идею?

— Был выходной день, нас позвали на фотосессию. Приехали девочки, менеджеры, они выбирали по определенным параметрам футболистов. Нужны были высокие ребята, поэтому пошли Закарлюка, Литовченко, Деонас, Беньо, Погорелый. Рева не подходил по росту, но зато подходил по статусу. На мотоцикле фотографировался.

Те, кто не подошел, пошли в парк, на шашлыки. Вадим Рабинович сделал нам такой праздник. Потом фотографии уже посмотрели. А отреагировали футболисты нормально на эту фотосессию, только жены кого-то из опытных игроков не хотели пускать (смеется. — Прим. авт.).


Богдан ЛЕОНЧУК