9 августа 2015 10:04
Баль. Доля реалиста и оптимиста

Август – знойная, палящая пора. И судить нужно не только по градуснику. Прошлогодний август поддал нам жару – сразу три смерти знаковых людей футбола. И каких людей! Белькевич, Баль, Гусин…


Андрей Михайлович Баль стоит несколько особняком от тех, кто покоится рядом с ним на Байковом кладбище – Валентина Белькевича и Андрея Гусина. Отличие очевидное. В возрасте. Его товарищи по несчастью ушли в мир иной более молодыми, едва успев перейти 40-летний рубеж. Андрею Михайлычу было уже 56…

Но, если разница в возрасте и существует, - то лишь в биологическом. Психологически он ничем не отличался от соседей по, увы, последнему пристанищу на Земле. Был такой же задорный, заводной. Разве позволит себе, так называемый «солидный мужчина» в столь «юные» годы, да в такую жарищу играть в футбол? Даже не футбол, а в «дыр-дыр» с друзьями, да еще с полной самоотдачей?

Баль именно так и играл. Сейчас, задним числом, можно корить его за то, что он не берег себя, а можно восхищаться, придумывая не очень уж свежие метафоры типа «человек футбола умер на футбольном поле, на стадионе имени Виктора Банникова. Это сравнимо с гибелью командира корабля на капитанском мостике в бою или великого актера на сцене». А есть ли смысл выискивать подобную «романтику» и, тем более, осуждать человека? Все случилось, как случилось…

ФАРТ И НЕФАРТ ФУТБОЛИСТА БАЛЯ

По графе «достижения» игроку Балю могут позавидовать тысячи и тысячи футболистов. Судите сами. Четыре комплекта золотых медалей в далеко не последнем по тогдашним европейским меркам чемпионате СССР, столько же завоеваний Кубка Союза, он - чемпион мира среди юниоров в 1977 году, чемпион Европы среди юниоров 1976 года, дважды чемпион Европы среди молодёжных команд 1980 (там он еще и капитан сборной СССР) и 1990 годах.

Как это можно, удивитесь вы, быть чемпионом континента в молодежном первенстве в 22 и… в 32 года? Можно. По регламенту команды могли выставлять двух «дядек» старше 23 лет, чтобы молодых учили жизни футбольной. Вот так Баль и «молодость вернул», и победил в 1990-м. Ну и, конечно, самый престижный в его судьбе клубный приз – победа в Кубке обладателей Кубков УЕФА в 1986 году. Финальная встреча с мадридским «Атлетико» игралась в Лионе буквально через неделю после трагедии в Чернобыле…

Свой самый знаменитый гол Андрей забил «волшебникам мяча» бразильцам в Испании на чемпионате мира в 1982 году. Гол-красавец! Впрочем, полюбуйтесь сами.


Казалось бы, о чем еще мечтать. Приглашен в Киев из «Карпат», где был лидером и капитаном. Играешь в «команде-звезде»...

Это так и не так. После своих предшественников из середины семидесятых годов – «команды звезд» – их наследники-восьмидесятники были столь четко подобраны и плотно сыграны, что Баль выступал чаще игроком замены, чем стартового состава. Как и Евтушенко, как в разные периоды вратари Чанов и Михайлов, что попеременно выступали дублерами друг у друга. Впрочем, такая ситуация – иметь равноценный состав из 20 и больше игроков – мечта каждого тренера команды с большими целями и задачами. Другое дело, что подобный статус не добавляет драйва самим футболистам.

Напомню, в центре обороны тогда прочно были «прописаны» Сергей Балтача и Олег Кузнецов. В опорной зоне – Павел Яковенко. И в «Динамо», и в сборной СССР. Балю приходилось доказывать свое право на место в основе, конкурируя с этими славными игроками. А в сборной к ним прибавлялся не менее достойный соперник – Вагиз Хидиятуллин. Те ребята, ясное дело, по праву заслужили признание тренеров и болельщиков. Но и Баль не оставался в их тени. И в начале своей международной карьеры, когда он 21 октября 1981 года в 1/8 финала Кубка европейских чемпионов забил в Вене победный гол «Аустрии», и в том же историческом лионском финале Кубка обладателей Кубков еще в первом тайме заменил травмированного Балтачу. И как он в том матче великолепно играл в центре защиты!..

Главная ценность Баля-футболиста была даже не в его собственной игре, а он ведь выключал из борьбы и самого Марадону, мог цементировать оборону своей команды так, что по любимому выражению великого наставника Виктора Александровича Маслова «вырисовывалась неприступная Гибралтарская скала». А еще умел умно развивать атаку, и как мы знаем, забивать очень важные, даже решающие мячи.

Но самая-пресамая ценность Баля в столь разностороннем коллективе, каким является футбольная команда, заключалась в его психологическом влиянии на других футболистов. Веселый, неунывающий нрав Андрея, замешанный на истинной культуре человеческих отношений, приносил огромную пользу. А это все от родителей: мамы и отчима – скромных сельских людей со Львовщины. Подлинная культура предполагает нравственные устои: не предавать, не подличать, а тем более не вонзать нож в спину. Таким и был Баль – мужественный и деликатный. А по первому знакомству – балагур и придумщик остроумных, но не обидных прозвищ друзьям по команде.

ЗИГЗАГИ ТРЕНЕРСКОЙ ЖИЗНИ

И этот этап жизни Баля богатый и очень интересный. И здесь, как и в игроцкой его карьере, были розы и шипы. Главное достижение всем известно: чемпионат мира в Германии в 2006 году и пока высшее достижение нашей национальной дружины – обретение заслуженного места в самой сильной восьмерке сборных команд планеты. Андрей Михайлович честно и полезно для всего футбола Украины служил там «старпомом капитана». Что с Олегом Владимировичем Блохиным, с его характером и темпераментом далеко не просто.

У Баля точно была своя, особая «миссия». Лучшего «адаптера» не придумать между темпераментным, взрывным коучем, а Блохин – вписывается в подобную матрицу, и с другой стороны, с футболистами, каждый из которых в силу возраста и собственных амбиций отнюдь не белый и пушистый.

Именно здесь главную роль сыграли уже известные читателю доброжелательность, веселый позитивный нрав, любовь к юмору и умение шутить именно по-доброму, но если надо, то «не в бровь, а в глаз», и при это умно.

Такая связка: Блохин – Баль (не надо забывать и Олега Кузнецова) – действовала долго. В национальной сборной Украины в 2003-07 и в 2010-13 годах. Прибавьте к сему еще схожий характер работы в «Динамо» в 2012-13 годах. А до того в ФК «Москва» в 2008 году. Последнюю каденцию помню хорошо. Блохина ведь в Белокаменной и раньше не очень привечали, а его знаменитая ершистость на пресс-конференциях заводила тамошних журналюг круче, чем красная тряпка быков. И вновь наш Михайлыч «рвался на передовую» в общении с братией «акул компа и микрофона». Где и проявлял яркие таланты дипломата и конферансье эстрадного концерта «в одной посуде»

Не стоит считать Андрея классическим «ассистентом главного тренера». У него достаточный опыт самостоятельной работы. И в Израиле – в Герцлии и Рамат-Гане. И в Украине – в «Ворскле». Не стану уверять, что команды под его управлением становились лидерами чемпионатов своих стран. Но прогрессировали – точно. И «чуйка» на молодые таланты у Баля была, и умение создать в коллективах дружелюбную атмосферу. У него имелось собственное видение футбола: свои тактические замыслы, идеи построения тренировочного процесса.

Однако случались непонятные, даже обидные моменты на тренерском пути. В том же каунасском «Жальгирисе» или «Черноморце». В первом случае, по меткому выражению самого Андрея Михайловича, он сам себе напоминал повара, которого только подвели к рабочему столу с продуктами, но ничего приготовить не дали. Про муки работы в «Черноморце» Баль предпочитал не распространяться. Чувствовалось, что и владельцам клуба как-то не до развития. Да и некоторые близкие коллеги элементарно бросили его одного. Но никогда Андрей никого не укорил, не кинул лихого слова ни в чей адрес.

Андрея Михайловича по праву можно считать «универсальным солдатом» динамовской школы Лобановского. Здесь важно каждое слово. Универсальным, т.к. он приходил бело-синий клуб креативным хавбеком, а реально играл на многих позициях, не только либеро и опорника. Слово «солдат» имеет много смыслов: это и рядовой, ничем не выделяющийся из серой массы. Но это - и человек, который интересы своей команды ставил выше собственных. И делал такой выбор сознательно и стойко. Баль явно был способен вырасти в серьезного наставника.

Но доля распорядилась по-своему. Пухом земля тебе, Андрей Михайлович. И наша любовь к тебе – Футболисту, Тренеру, Человеку...


Семен СЛУЧЕВСКИЙ, «Футбольный клуб»