26 апреля 2012 10:26
Вратарская напасть

Обозреватель «СЭ» размышляет о проблемах нашей сборной на последнем рубеже

Евгений БЕЛОЗЕРОВ

«Вратари – существа, проклятые Богом. Там, где ступает их нога, не растет трава, и даже друзья поворачиваются к ним спиной». Эту любопытную фразу произнес когда-то воспитанник украинского футбола Вячеслав Чанов, и она почему-то сразу приходит на ум, когда думаешь о событиях последних дней. Махновский, Шовковский… Травмы, полученные с интервалом в один день.

Какая-то неведомая напасть, предстающая в самых разнообразных обличьях, поражает вратарей нашей сборной. Сначала Александр Рыбка выпил чего-то не того – пусть даже исключительно безобидного для любого из нас фуросемида – и доигрался до двухлетней дисквалификации, затем Андрей Дикань, не побоявшийся прыгнуть в ноги Александру Кержакову, получил страшный удар коленом в голову. Теперь неудачно упал Александр Шовковский… Вот вам и вся основная вратарская бригада сборной.

СБОРНАЯ СССР ЭТО УЖЕ ПРОХОДИЛА

Прежде сборная Украины лишь однажды принимала участие в турнире топ-уровня, и тогда Бог миловал. А вот сборной СССР приходилось терять вратарей. В 1962-м уже включенный в окончательную заявку дублер Яшина Владимир Маслаченко защищал ворота в одном из последних матчей команды в Коста-Рике, где та проходила акклиматизацию перед Чили. Играли с какой-то местной командой. Владимир Никитович вспоминал: «В Сан-Хосе игрок команды Коста-Рики вышел со мной один на один. Я бросился ему в ноги, и он ударил – как по мячу – по голове. Я вскочил, увидел мяч в трех метрах от себя и накрыл с мыслью: «Почему он не добил его в ворота?» А костариканец в это время убегал к центру поля, уж не знаю, испугавшись  или постыдившись. Он сломал мне верхнюю челюсть. Операцию сделал один из лучших тамошних хирургов. Потом прилетел в Арику, даже пробовал тренироваться, но – запретили, чтобы не случилось осложнений. После я спросил руководство сборной: «Доверили бы мне место в воротах, если бы я был здоров?» Ответили: нет. Должен играть один Яшин. Так что его трудно винить в голах, пропущенных в Чили. Замены у него фактически не было ни на одну игру».

В 1970 году уже Евгений Рудаков отправлялся в Мексику в ранге основного вратаря. И вновь акклиматизация и товарищеские матчи с местными командами. И в первом же из них – в завершившемся нулевой ничьей поединке с чемпионом Колумбии «Мильонариос» пришла беда. «За десять минут до конца случилась травма, которая могла стать последней в моей спортивной биографии, – говорил Рудаков в интервью, – перелом левого плеча с вывихом и разрыв связок. Мне сказали специалисты – конец, возврата в ворота после такого быть не может! И в Мексику прибыл уже в роли зрителя. Но зрителем так и не стал. Попросил, чтобы меня поскорей отправили домой. Лечился, надо сказать, упорнейшим образом, превозмогая страшную боль. Сам себе прописал режим и ни разу его не нарушил. Жена ахала, потому что она одна знала, чего мне стоит каждое усилие… Чтобы восстановить левую руку и укрепить ее, пришлось порвать два эспандера – затаскал их». Почти год пропустил тогда Евгений Васильевич, но уже в 1971-м был признан лучшим футболистом Союза, играл до 35 лет, стал рекордсменом Союза по количеству чемпионских званий для вратарей.

Меньше повезло голкиперу харьковского «Авангарда» Николаю Уграицкому, мужественно защищавшему ворота своей команды в знаменитом золотом матче киевского «Динамо» в 1961-м. Уграицкий тогда, столкнувшись с защитником, получил тяжелейшую травму, покинул поле в середине второго тайма и на «скорой» отправился в больницу. На следующий день по Киеву разнесся страшный слух, будто Уграицкий умер. К счастью, обошлось, хотя на футбольной карьере Николая пришлось поставить крест. А вот Сергея Перхуна в 2001-м Бог не спас…

БЕЗЗАЩИТНЫ ШИПЫ?

«Я видел, что у Матеуса были слезы на глазах, он понял, что совершил плохой поступок, но об этом нужно было думать раньше. Если чувствуешь, что не успеваешь, лучше не рисковать. В Украине в моде единоборства, когда мяч находится посредине, но оба игрока безрассудно прыгают на него, не думая о последствиях. Такое происходит только в Украине!»

Это – Пьерлуиджи Коллина по поводу эпизода с участием Матеуса и Махновского. Позволю себе не согласиться с уважаемым куратором судейского корпуса. Не только в Украине, хотя, действительно, у нас играют далеко не ангелы. И действительно можно вспомнить массу эпизодов, по всем критериям подходящих под описание итальянца, в том числе приснопамятные годичной давности столкновения между Александром Горяиновым и Евгением Коноплянкой, а также Александром Недилько и Луисом Адриану. Там как раз в лице агрессивной стороны выступали вратари.

Что интересно, по поводу коллизии Горяинов – Коноплянка эволюционировали взгляды самого Коллины. По горячим следам он заявил: «Горяинов играл в мяч и только после этого немного задел Коноплянку. Конечно, можно говорить о том, что это была опасная игра, и стоило назначить свободный удар. Но арбитр позволил доиграть эпизод до конца, ведь ситуация была опасной, и если бы не Обрадович, мяч залетел бы в ворота. Конечно, если бы арбитр сразу среагировал на опасную игру со стороны Горяинова, не позволил развиваться ситуации, то нужно было назначать свободный удар, но не пенальти».

А вот, что было сказано после тщательного изучения эпизода: «Когда вратарь идет вперед с выставленным коленом, то он применяет очень опасный прием, не имеющий права быть использованным на футбольном поле…  Что касается Горяинова, то я присутствовал на стадионе во время того поединка. И, признаться, там думал, что рефери принял правильное решение – показалось, что оба игрока шли на мяч и столкнулись, что называется, на перекрестных курсах. Думаю, так же посчитали и игроки, которые не протестовали по поводу решения рефери. Но когда спустя какое-то время я в деталях просмотрел эпизод, мое мнение изменилось – Горяинова надо было удалять и, соответственно, назначать пенальти. При этом еще раз напомню: арбитру на оценку ситуации и принятие решения отводится лишь несколько секунд».

Так это у судьи есть несколько секунд, у футболистов же нет и их, и когда летишь на полной скорости навстречу друг другу, работают уже не мысли, а рефлексы. И дело вовсе не в деньгах и цене победы.

ПЯТЬ ЛЕТ В РЕГБИЙНОМ ШЛЕМЕ

Никогда не поверю, что Кержаков хотел нанести травму Диканю, а Веллитон – Акинфееву, но в последние мгновения перед стыком организм самопроизвольно группируется, как вариант – колено ставится жестче, и в этом плане у него, а тем более – у бутсы с шипами заведомое преимущество перед челюстью. Обычно у кого-то позиция более выгодная…

А чтобы не крутиться вокруг родных просторов (не сомневаюсь, что для того же Коллины, при всей его эрудированности, разница между россиянами и украинцами ненамного больше, чем для нас – различие между условными Пьемонтом и Тосканой или Лигурией), обратимся к классике жанра.

14 октября 2006 года. Матч «Рэдинг» – «Челси». Первая (!) минута. В совершенно безобидном эпизоде голкипер гостей Петр Чех в падении ловит мяч, даже не пробитый по воротам – просто чтобы не дать ему уйти за линию. И тут его на полной скорости атакует полузащитник «Рэдинга» Стивен Хант и едва коленом не сносит вратарю череп. И что же арбитр? Знаменитый Майк Райли, посчитал, что это обычный игровой момент.

Желтая карточка – и все. А Петр Чех, пропустив три месяца, с тех пор неизменно играет в регбийном шлеме. Более пяти лет…